Социология: учебное пособие

Автор: | Год издания: 2003 | Издатель: Харків: Консум | Количество страниц: 576

Агональный тип противоречий

Принцип агона (от греч. agon — состязание) — это социальная формула мирной состязательности субъектов, введенной в пределы гуманистических норм и предполагающей равнозначность ценностных статусов сторон. В атональном противоречии, в отличие от антагонального, взаимодействие имеет своей главной целью не односторонние прагматические интересы субъектов, а такие результаты, которые вели бы к последующему, все более глубокому единению сторон, а с ним и к возрастающей мере гармоничности того социального целого, к которому непосредственно принадлежат обе противоположности. Этим социальным целым может быть семья, группа, коллектив, нация, народ, государство и в конце концов человечество как единый субъект.

Принцип агона исключает насилие как способ разрешения противоречий. Он нацеливает обе стороны, будь то индивиды или общности, на поиск путей к социальной гармонии. При этом одним из ведущих средств саморегуляции атональных отношений становится слово — политическое, юридическое, этико-педагогическое, религиозно-проповедническое, литературно-философское и т. д. Не случайно такие принципиальные противники насилия, как Будда, Сократ, Христос, Толстой, Ганди, Швейцер, отводили слову, устному и письменному, чрезвычайно важную роль в отстаивании гуманистических принципов социального бытия. Примечательна также мысль современного исследователя социальных функций средств массовой информации М. Маклюэна о том, что на смену традиционному типу цивилизации должен в будущем прийти новый, названный им "оральным", где словесные аргументы будут играть определяющую роль при разрешении большинства социальных противоречий.

В условиях агонального взаимодействия противоположные стороны рассматривают единство как абсолютную, безусловную ценность. Их единение зиждется как на объективных, всеобщих основаниях, так и на субъективной способности сторон видеть в своей противоположности собственное "alter ego" ("другое я"). Отношения такого рода выступают как непременное условие развития и совершенствования каждой из противоположностей. Одна сторона реализует свои способности, развивает силы, наращивает созидательный потенциал при обязательном участии другой.

Атональное взаимодействие — это процесс социального сотворчества, в котором стороны имеют целью не столько отстаивание собственных приоритетов и достижение своих, особенных целей, сколько совместную выработку ценностей жизни и культуры, вписывающихся в круг таких понятий, как истина, добро, красота, любовь, дружба, счастье.

Принцип агона вводит межсубъектные противоречия в широкие и свободные культурные формы, открывающие перед людьми пути к полному преодолению отчуждения, дающие возможность освободиться от избытка агрессивности, эгоизма, тщеславия1 с пользой для себя и общества. Агональные отношения позволяют человеку устремить свою витальную и социальную энергию в русло как игровой, так и вполне серьезной культуро-творческой деятельности и тем самым с максимальной полнотой реализовать свои способности и стремления.

Агональные отношения являются таким типом межсубъектных, взаимодействий, где духовная автономия обеих сторон признается в качестве абсолютной ценности. Личностная суверенность, раскрывающаяся в разнообразии многих видов и форм культурной состязательности, обладает свойством не деформировать и не разрушать человеческие сообщества, а напротив, способствовать их развитию и совершенствованию.

Выдающийся нидерландский исследователь Й. Хейзинга в своей книге "Ното Ludens" ("Человек играющий") раскрыл роль агонально-игрового начала в правосудии. По его мнению, только довольно поверхностный взгляд не в состоянии увидеть, что судопроизводству присущ характер игрового состязания. Еще древние греки считали судебный спор между истцом и ответчиком разновидностью агона, где стороны, соревнуясь в красноречии и искусстве аргументации, взывали к третейскому судье. При этом нередко атональная идея победы над противником, азартное желание выигрыша заслоняли правовую и меркантильную стороны дела.

И. Хейзинга показывает, что во многих древних цивилизациях классификация судопроизводства выглядела так:

1) суд как состязание;

2) суд как азартная игра, обещающая либо выигрыш, либо проигрыш;

3) суд как словесный поединок.

При этом в любом случае был важен элемент удачи, везения, фортуны, счастливого шанса.

Исследователь обнаружил глубокую архаическую основу у представлений об агонайьно-игровых особенностях правосознания. Так, в средние века и Новое время эти представления продолжали сохраняться в практике рыцарских поединков и дуэлей между дворянами, заменявших судебные разбирательства. Характерно, что общественное мнение длительное время признавало целесообразность и законность этих форм разрешения возникавших конфликтов. Если дуэль, как ритуальная игровая форма, велась без нарушения правил, то ее исход приравнивался к справедливому судебному решению и не мог повлечь за собой кровную месть со стороны родственников убитого.

И. Хейзинга утверждал, что атональная природа древнего правосудия привела с возникновением философии к появлению атональных картин мироздания. По его мнению, греки перенесли принцип борьбы-состязания из области нрава на мировой процесс с тем, чтобы осмыслить его в терминах правосудия. Так появились античные теории космоса (порядка), справедливости и возмездия, а из юридического понятия вины родился термин для выражения естественной причинности.

Как бы то ни было, но эти старинные представления оказались чрезвычайно жизнестойкими. И они продолжают присутствовать в современных концепциях права, в том числе международного, где политическая состязательность государств постепенно обретает зрелые правовые формы. Принципы дипломатического взаимодействия, обязательства сторон соблюдать договоренности, официально объявлять о прекращении ранее заключенных соглашений напоминают правила игры. Но именно эти и многие другие правила такого рода и объединяют государства в международное сообщество и создают упорядоченный мир современной цивилизации. И стоит лишь отдельным государствам перестать участвовать в этих политико-правовых, дипломатических играх с их строгими правилами и принципами, как исчезнет цивилизованная оформленность социальной жизни и миру начнет угрожать опасность погружения в состояние неоварварства. Иными словами, без агонально-игрового элемента оказываются невозможными ни культура, ни развитие цивилизации, ни поддержание правопорядка внутри государств и в межгосударственных отношениях.