Социология: учебное пособие

Автор: | Год издания: 2003 | Издатель: Харків: Консум | Количество страниц: 576

Криминально-политическая социосфера

Наряду с группировками, организующими субъектов угловных преступлений, существуют криминальные ассоциации, вынашивающие масштабные политические планы. Каждый субъект криминально ориентированного политического поведения вынужден существовать одновременно в двух нормативно-ценностных измерениях: его истинное "Я" пребывает в пространстве криминальных реалий, а его "маска" пребывает внутри легальных политических и нормативно-ценностных реалий. Эта раздвоенность создает скрытое поле внутренней напряженности. И чем больше субъективное расстояние между истинным "Я" и прикрывающей его политической "маской", тем выше степень возникающей таинственности и театральности.

Но, в отличие от обычного спектакля, имеющего в самом себе свою художественно-эстетическую самоцель и самоценность, те политические "спектакли", которые разыгрываются субъектами криминального поведения, имеют цели вне себя. Все их лицедейство подчинено логике борьбы за будущую власть. Их большая игра — это борьба не только "за", но и "против": против тех, кто представляет и оберегает социальный порядок, защищает нормы морали и права. Поэтому их игра - это не спектакли-праздники, а спектакли-мистификации, где силы зла, облаченные в одежды благопристойности, заполоняют социальное и духовное пространство вокруг себя тотальной ложью, чтобы в ее клубящемся мареве скрыть свою истинную личину с ее пугающе-уродливыми гримасами.

Криминальная реальность, внутри которой существует истинное "Я" политических лицедеев, имеет следующие основные признаки:

а) жесткая отстраненность от других ценностных миров, и в первую очередь от мира высших религиозных, нравственных и естественно-правовых абсолютов;

б) острая напряженность противоречий между ней и нормативно-ценностными реалиями истинной культуры;

в) ее устойчивость, слабая уязвимость, объясняющиеся тем, что она стремится копировать структуры высших нормативных и ценностных реалий; подобно тому, как дьявол — пародия Бога, криминальный мир стремится, при всей пародийности и карикатурности его усилий, воспроизводить нормативно-ценностные стереотипы сакрального мира, обретая за счет этого дополнительную жизнестойкость.

Лидеры политического криминалитета способны целеустремленно и умело формировать замкнутое нормативно-ценностное пространство своей корпоративной "морали" с присущими ей жесткими принципами самоорганизации и самосохранения. Они требуют, чтобы отношение членов криминально-политической ассоциации к ее задачам и целям было предельно серьезным и ответственным, и потому, как правило, не допускают ни скепсиса, ни самоиронии, ни критики изнутри. Тот, кто пытается нарушить эти требования, ведет себя в их глазах "аморально" и заслуживает кары. Применяемое насилие, обращенное вовнутрь, выполняет консервативно-охранительную функцию, выступая как форма самозащиты и как средство сплочения этого искусственного антимира.

Несмотря на явное сходство в структуре и формах деятельности криминально-политических и сугубо уголовных ассоциаций, между теми и другими имеются существенные различия.

Так, если для криминальной группы ее конечные цели ограничиваются решением прежде всего меркантильно-корыстных задач, то цели криминально-политических ассоциаций выходят далеко за пределы меркантильных интересов и ориентированы на достижение политического господства, при котором все члены ассоциации обретают возможность перейти в статус правящей элиты. Если ассоциированные уголовники, как правило, не бросают сознательного вызова государству в целом и государственному строю как таковому, а предпочитают иметь дело с отдельными гражданами и локальными группами, то криминально-политическая ассоциация идет на открытый антагонизм с государственной властью. Если криминальная группировка представляет собой пропитанную эгоизмом "вещь-для-себя" и не скрывает этого, то криминально-политическая ассоциация маскирует свой корпоративный эгоизм "дымовой завесой" лжи о якобы волнующих ее интересах народа.

Среди разнообразия проявлений криминальной активности политических группировок центральное место занимают политические преступления. Таковыми считаются социальные действия, совершающиеся с намерениями сохранения (в условиях криминальной государственности) или изменения (в условиях цивилизованной общественной системы) политического строя с использованием противоправных методов и средств.

К политическим преступлениям относятся акции, направленные против государства, подрывающие его конституционные устои и обороноспособность - государственная измена, политические заговоры, шпионаж в пользу других государств, политически мотивированные преступления против главы государства и членов правительства. Их особенные признаки соответствующим образом квалифицируются уголовным кодексом.

Другой вид политических преступлений - это деятельность лиц, создавших криминальную государственную систему, узурпировавших власть, использующих систематические репрессии против граждан, попирающих их естественные права и свободы. Таковы преступления тоталитарных режимов, их вождей и приспешников. Употребление легистских методов в духе рекомендаций "Книги правителя области Шан" имеет идейно-философскую базу, суть которой сводима к принципу тотального нигилизма по отношению к гуманистическим правовым ценностям.