Социология: учебное пособие

Автор: | Год издания: 2003 | Издатель: Харків: Консум | Количество страниц: 576

Общественное мнение о социальном институте смертной казни

Проблема смертной казни не утрачивает своей зловещей актуальности с тех пор, как существует человеческая цивилизация. Она включает в себя множество аспектов правового, политического, этического, религиозного и философского характера.

Во все времена эта проблема властно притягивала к себе всеобщее внимание тем, что, связанная с основополагающими ценностями бытия, она затрагивает наиболее волнующую и сумрачную из тем — тему смерти. И почти всегда она поляризовала общественное мнение, разводила в противоположные стороны суждения о ее справедливости, целесообразности и правомерности. К настоящему времени в общественном мнении западных и славянских государств сложилось приблизительно равное число аргументов как "за", так и "против" смертной казни. Относительное равновесие сложилось к концу XX века и в мировом правовом пространстве относительно практического отношения государств к институту смертной казни. Так, к 1995 г. среди реальных сторонников высшей меры наказания числилось 90 государств. Отменена она оказалась в 72 странах. На исходе XX века, в 1999 г., эти показатели имели следующий вид: 108 стран отказались от смертной казни, а 87 стран ее сохранили.

Обозначим наиболее принципиальные аргументы приверженцев и противников смертной казни.

ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ ЗА СМЕРТНУЮ КАЗНЬ

1. Необходимо предотвратить будущие преступления опасного преступника

Смертная казнь оправданна, если преступник крайне развращен и опасен для окружающих, если он способен вновь и вновь насиловать и убивать. В подобных случаях тюремное заключение не гарантирует обществу безопасность его граждан. Опасения возникают из-за того, что, во-первых, рано или поздно срок заключения окончится и преступник вновь окажется на свободе, где может уподобиться зверю, выпущенному из клетки. Во-вторых, для любого осужденного всегда существует возможность побега. В-третьих, даже в тюрьме преступник сможет посягнуть на человеческое достоинство и жизнь сокамерников, персонала, охраны или посетителей. Если учитывать все эти вероятные опасности, получается, что казнь — это единственный способ уберечь многих людей от грозящего им насилия. С этой точки зрения смертная казнь оправданна. С ее помощью государство защищает важнейшие ценности, выработанные цивилизацией, и в первую очередь естественное право на жизнь ни в чем не повинных граждан.

2. Необходим устрашающий пример, удерживающий других от совершения подобных преступлений

Есть немало людей, которые временами испытывают искушение совершить аморальное или даже противозаконное деяние. Но нормального, цивилизованного индивидуума от этого удерживает развитое морально-правовое сознание, боязнь возможного публичного осуждения и, в конечном счете, страх наказания. Вместе с тем у некоторых людей искушение может быть столь сильным, что государство может удерживать их от преступлений только угрозой неизбежности самой суровой кары. Для них казни осужденных служат убедительным предостережением, так как люди в своем большинстве боятся смерти. Страх насильственной и преждевременной смерти от руки палача удерживает потенциальных преступников от роковых шагов. Не случайно в старину были распространены публичные казни. Так, в Англии преступников вешали на площадях, а во Франции их публично гильотинировали. Развитие цивилизации заставило большинство государств отказаться от этих страшных спектаклей, но смертная казнь до сих пор способна выполнять превентивную функцию устрашения.

3. Необходимо в полной мере воздавать за зло Смертная казнь выступает как правомерная ответная реакция государства на совершенное злодеяние. Еще талион, древний закон возмездия, требовал воздавать за зло злом, за смерть смертью. Если преступник посягнул на чужую жизнь, то ему не следует жаловаться, что логика талиона как принципа эквивалентного воздаяния повлечет за совершенным убийством аналогичную реакцию государства. Таким было традиционное понимание справедливости общественным мнением. В соответствии с ним смертная казнь правомерна.

4. Общество имеет право на самозащиту от убийц Если на человека нападает преступник с намерением убить его, то первый, обороняясь, имеет право убить нападающего. Человеческое общество состоит из отдельных индивидуумов, и убийство хотя бы одного из них можно рассматривать как посягательство на все общество как целостность. Смертная казнь является средством защиты обществом своей целостности. Она выступает как эффективный способ, с помощью которого общество стремится обезопасить себя, уберечь своих граждан от насилия.

ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ ПРОТИВ СМЕРТНОЙ КАЗНИ

1. Существует высший нравственный закон, запрещающий посягать на жизнь человека

Этот аргумент, уходящий своими корнями в глубины древнего религиозно-нравственного сознания, гласит, что Бог запрещает уничтожать самое совершенное из всех его творений. Человек является образом и подобием Бога. Он — абсолютная ценность этого мира, посягать на которую никто не вправе. Его жизнь находится под покровительством Бога, даже если это жизнь грешника или преступника.

Смертная казнь — это всегда убийство человеческого существа, и потому она изначально аморальна и преступна. Подмена абсолютной Правды высшего нравственного закона условной и относительной справедливостью, не выходящей за рамки позитивного права, оборачивается бесчеловечным актом хладнокровного убийства одного человека многими. Этим актом государство ставит себя на одну доску с преступником: оба они переступают нравственную черту, за которой человеческая жизнь уже ничего не значит и не стоит.

2. Смертная казнь является излишним злом Люди способны причинять друг другу страдания. Но определенные виды страданий необходимы и правомерны. Так, муки от клещей дантиста, ножа хирурга или тюремного забора оправданны, поскольку помогают индивиду или обществу в целом избежать больших и худших бед. Но смертная казнь — это излишнее зло, так как существуют другие, не столь радикальные и вместе с тем не менее эффективные способы наказания преступника. Так, пожизненное заключение вполне могло бы заменить смертную казнь. Оно, по крайней мере, не отнимает у преступника возможности исправления. Если учитывать, что древняя мудрость рекомендует из двух зол выбирать меньшее, то пожизненное заключение предпочтительнее смертной казни.

3. Смертная казнь становится непоправимым злом в случае судебной ошибки

Возможность судебных ошибок существует всегда, поскольку судьи — это обычные люди, которым свойственно ошибаться. Судебной практике известно не так уж мало случаев, когда к смерти приговаривались невиновные. В таких ситуациях исправить ошибку уже невозможно. Акты реабилитации, различные компенсации, наказание виновных или их публичные покаяния мало что меняют по существу. Смертная казнь человека, чья невиновность обнаруживается впоследствии, отсекает саму возможность исправления судебной ошибки. А между тем, такая возможность должна существовать всегда, подобно тому, как в театре на случай пожара должен быть запасный выход, а на корабле на случай крушения — спасательные средства.

4. Смертная казнь воздействует развращающие на общественные нравы

Смертная казнь как узаконенное убийство подрывает в обществе уважение к человеческой жизни, отрицательно сказывается на состоянии нравов. Высшая нравственность всегда основывалась на принципе неприкосновенности естественного права человека на жизнь. Положение дел, при котором убийство одобряется официальными властями и становится законным актом, психологически уничтожает препятствия на пути к другим убийствам. Потенциальный преступник начинает строить свои рассуждения по аналогии: "Если государство имеет право убивать, то и я имею такое же право".

Смертная казнь потворствует низменным, кровожадным инстинктам, которые коренятся в архаических пластах человеческой психики. Она отравляет психологию народа, разрушает его нравственность. Цивилизация и культура стремятся блокировать человеческую агрессивность и не позволяют людям убивать тех, кого они не любят или ненавидят. Существование же смертной казни расшатывает эти культурные заслоны и способствует тому, что опасные, разрушительные наклонности выходят на поверхность, вырываются из-под контроля.

Существование смертной казни предполагает, что в обществе должна быть профессия палача, что уже само по себе имеет аморальный, постыдный характер и не совместимо ни с какими гуманными целями, провозглашаемыми государством. Когда обезоруженного, беззащитного, связанного человека убивает другой человек, вооруженный, находящийся в полной безопасности, ничем не рискующий и получающий за это плату, личность последнего не может вызывать уважительного отношения к нему со стороны общественности.

Социальная статистика свидетельствует, что в странах, где существует смертная казнь, состояние нравов хуже и уровень преступности выше. Смертная казнь выступает здесь как своеобразная школа жестокости. В этом своем качестве она приводит не к желаемым результатам, а к прямо противоположным. Угроза казни не устрашает преступников в должной мере, так как каждый из них надеется избежать сурового наказания, полагая, что его либо не поймают, либо, при павшем на него подозрении, не хватит улик и т. п. При этом фактор устрашения вероятного преступника срабатывает далеко не всегда, а фактор развращения общественных нравов действует постоянно. Та же статистика свидетельствует, что введение смертной казни, как правило, не ведет к снижению числа тех преступлений, против которых она направлена. Превентивную функцию по отношению к опасным преступлениям успешнее осуществляет не фактор жестокости наказания, а фактор его неотвратимости.

Для обладателей зрелого, цивилизованного правосознания очевидно, что смертная казнь — это анахронизм, который не должен присутствовать в системе карательных средств правового государства. Будучи генетически связанной с архаическими принципами талиона и кровной мести, она является варварским пережитком, вымирающим социальным институтом. Подобно тому, как пытки официально исключены из уголовно-процессуальных систем современных цивилизованных государств, смертной казни уготована с течением времени аналогичная участь. В противном случае правосознание цивилизованных субъектов самим фактом присутствия смертной казни в юридической практике их государств будет регулярно ввергаться в состояние мучительных внутренних противоречий и диссонансов, которые, в свою очередь, станут оказывать деструктивное воздействие на иерархию его внутренних норм и ценностей.

Вл.. Соловьев считал, что смертная казнь - это пережиток диких обычаев древности, реликт варварского уголовного права. Воздаяние злом за зло не уменьшает, а, напротив, увеличивает общую сумму зла в обществе, и поэтому этическая, естественно-правовая оценка смертной казни должна быть однозначной: это зло и только зло, потому что это убийство. Нет никаких веских оснований для того, чтобы считать, будто убийство человека частным лицом - это злодеяние, а убийство человека государством - благо. Государство, посягающее на главное естественное право своих граждан, неизбежно входит в замкнутый круг имморализма и неправа и становится их проводником.

Общественное сознание народов России стало в XX веке ареной сложных коллизий, касающихся отношения к смертной казни. В начале столетия имело место активное движение за ее отмену. Российская интеллигенция, депутаты Государственной Думы первых двух созывов активно обсуждали эту проблему и ратовали за ликвидацию смертной казни. Но катастрофические события последующих десятилетий, разгул террора, криминализация и милитаризация массового сознания, преступная практика геноцида властей по отношению к собственному народу резко понизили ценность человеческой жизни. Смертная казнь заняла прочное место в общественном сознании как вполне легитимная мера социальной защиты интересов государства.

С падением тоталитарного режима открылась возможность нового, более мудрого и цивилизованного взгляда на старую проблему. Вновь начал дебатироваться вопрос о допустимости смертной казни и о возможности ее отмены. Однако десятилетия пребывания в неправовом состоянии серьезно деформировали общественное сознание. Не только абсолютное большинство рядовых граждан, но и большая часть отечественных юристов выступают против отмены смертной казни.

Пережитки тоталитарной идеологии — не единственная причина приверженности массового сознания институту смертной казни. Есть еще одна существенная причина. Это состояние аномии, сопровождающееся падением нравов и разгулом преступности. Страх граждан за свою безопасность ожесточает их, заставляет требовать от государства радикальных мер по наведению порядка. И одним из таких средств видится ужесточение законов и широкая практика применения смертной казни.

Итак, общественное мнение оказалось перед очень непростым выбором, которого от него требует драматическая антиномия, сформулированная самой практикой социальной жизни: "Смертная казнь справедлива и должна сохраняться как социальный институт" (тезис). - "Смертная казнь несправедлива и должна быть отменена" (антитезис).

Морально-правовое сознание каждого гражданина на известной ступени зрелости неизбежно оказывается пленником этой антиномии и обязано сделать свой выбор, чтобы вырваться из ее тисков. Нечто аналогичное должно проделать и общественное сознание. Когда перед ним прямо и недвусмысленно встает необходимость нравственно-правового самоопределения и выбора своей позиции, оно уже не имеет возможности уклониться. Равным образом оно не в состоянии и выйти за пределы проблемного пространства, обозначенного данной антиномией. Остается одна реальная возможность - это маятниковые колебания между тезисом и антитезисом. Именно эти колебания и демонстрирует нам общественное мнение народов всех стран во все времена.