Методы политических исследований: Учеб. пособие

Автор: | Год издания: 2005 | Издатель: Москва: Аспект Пресс | Количество страниц: 221

§1. Концептуальный контекст политических исследований

украинский диплом по доступной цене - узнать больше

Известно, что существуют разные взгляды на природу политики, пути ее изучения и способы получения новых знаний о политической жизни общества. В сфере политических исследований сложились различные научные школы, которые отличаются по основным объектам изучения, средствам, которые они для этого применяют, и по тем целям, которые они перед собой ставят. В политологии начала третьего тысячелетия можно перечислить несколько десятков более или менее оригинальных стилей научного поиска и их активных сторонников.

Политологические школы как явление возникали в далеком прошлом и будут возникать в обозримом будущем. Достаточно сложно представить их и как некую историческую последовательность. Идеи, выдвинутые античными мыслителями или философами нового времени, продолжают «подпитывать» труды наших современников. С другой стороны, потеря популярности той или иной школой не означает автоматического отрицания всех предложенных ранее концепций и отказ от апробированных инструментов научного поиска'.

В качестве концептуальных оснований современной политической науки обычно выделяют позитивизм, неопозитивизм, сциен-

Contemporary Political Analysis/ J. C. Charlersworth (ed). N.Y., 197.7. P. 5.

тизм и прагматизм, указывая, что наряду с традиционными нормативно-ценностными и социологическими подходами к политике сформировались новые, которые во многом определяют содержание всего комплекса представлений о политической жизни общества. Новое концептуальное измерение политической науке придали, в частности, принципы междисциплинарного и системного подхода к изучению политических процессов. Включение положений психологии, социологии, бихевиоризма, эконометрии, математики и кибернетики существенно расширило рамки политических исследований и спектра методических процедур, на которые они опираются. Однако научное содержание политологии существенно отличается от содержания естественных дисциплин, которые во многом остаются эталоном объективного знания об окружающем мире.

В политике (как внутренней, так и международной) не установлены универсальные закономерности, подобные физическим законам. В общественной жизни и политических отношениях постоянно существует возможность многовариантного развития ситуации. Но это не означает, что знание о политике не может быть научным. Если знания достоверны, систематизированы и внутренне не противоречивы, то это служит предпосылкой их адекватности реальным процессам, а следовательно, и объективности отражения политических ситуаций.

Описать в рамках одного учебника все этапы разработки средств и методов научного изучения политики не представляется возможным.

В известном американском учебнике «Методы политологического исследования: основы и техника» была предложена следующая периодизация развития методологии политической науки как применения набора приоритетных средств политического познания или вариантов их комбинации:

классический период (до XIX в.), связанный в основном с дедуктивным, логико-философским и морально-аксиологическими методами;

институциональный период (XIX — начало XX в.), когда на передний план выходят историко-сравнительный и нормативно-институциональный методы;

бихевиоралистский период (20-70-е годы XX в.), когда стали повсеместно применяться количественные методы;

постбихевиоралистский этап (последняя четверть XX в.), который характеризуется сочетанием традиционных и новых методов'.

В целом, как полагает в этой связи М. Хрусталев, развитие политологии как науки испытывает воздействие общенаучной теории (группы теорий) и предметную дифференциацию, которые определяются влиянием последовательно сменявших друг друга общенаучных парадигм: механистической — энергетической — информационной — организационной2.

Политическая наука состоит из нескольких субдисциплин, которые обычно определяются в соответствии со спецификой того главного предмета, который они изучают. Хотя существуют разные способы выделения этих компонентов, три из них являются основными: политическая теория, сравнительная политология, мировая политика.

•  Политическая теория сосредоточивает свое внимание на ключевых идеях и дискуссиях, ведущихся по фундаментальным политическим вопросам, прежде всего по вопросу отношений между правителем и подвластным, государством и личностью. Большое внимание в ее рамках уделяется характеристике или интерпретации трудов мыслителей прошлого. Политическая теория является источником многих нормативных суждений о полиитике.

•  Сравнительная политология изучает сходства и различия политического процесса и политических структур. Сравнение может быть межстрановым (сравнения политических систем Ирана и Нигерии) или проводиться в отношении акторов одной и той же страны (политические программы партий, участвующих в парламентских выборах). Сравнительная политология формирует значительную область политической науки и имеет много направлений, в частности государственное управление, политические системы, модернизация, политическое поведение, публичная политика и др.

•  Мировая политика изучает комплекс современных связей и взаимодействий на мировой арене, которые складываются как на

' Smith В., Johnson К.. Paulsen D., Shocket F. Political Research: Methods, Foundations and Techniques. Atlanta, 1976. P. 3. (Цит. по: Дегтярев А. А. Методы политологических исследований // Вестн. МГУ. Сер. 12. Политические науки. 1996. № 6.)

2 Бога туров А. Д., Косолапое II. А., Хрусталев М. А. Очерки теории и политического анализа международных отношений. М.. 2002.

основе политических и экономических отношений между традиционными акторами (государствами), так и на основе участия в них новых акторов (ТНК, международных организаций и др.). Объектами научного интереса мировой политики как дисциплины являются международные режимы и институты, международные конфликты и их разрешение, интеграционные объединения, международная политическая экономия, роль новых технологий в международных отношениях, вызовы и угрозы человеческому развитию и некоторые другие.

Не будет преувеличением сказать, что большинство современных специалистов в области политической философии, сравнительной политологии и мировой политики так или иначе стремятся ответить на вопрос: каким образом происходит выбор альтернатив общественного развития? При этом они используют самые разнообразные подходы к анализу различных ситуаций и процессов, которые условно можно разделить на две большие группы: нормативные и эмпирические.

•  Нормативный подход имеет дело с ценностями и требует этического или морального суждения об обществе. В рамках этого подхода формулируются заключения о вариантах действий для достижения оптимального состояния социума с учетом реальных возможностей акторов.

•  Эмпирический подход предваряет любое конкретное суждение о политике сбором и обобщением больших объемов фактологической информации. Он ориентирован на то, чтобы, с одной стороны, критически оценить принимаемые решения, а с другой — расширить спектр альтернативных стратегий поведения акторов.

Как нормативный, так и эмпирический подход к изучению политики в ее страновом и международном измерении имеет достаточно долгую предысторию, периоды жесткой конкуренции и неоспоримые заслуги в развитии научного знания об обществе. Одновременно необходимо подчеркнуть, что в сфере прикладных политологических исследований грань между подходами является относительно проницаемой, а общественный выбор, который сегодня в той или иной степени основывается на научных данных, интегрирует как элементы нормативного, так и эмпирического подхода к анализу конкретных ситуаций. Например, в основе решения о начале антитеррористической операции в Афганистане лежало нормативное предпочтение активной военной кампании против Аль-Кайлы стратегии поэтапной ликвидации инфраструктуры этой организации в различных странах. Но в то же время оно имело и эмпирический аспект, поскольку опиралось на анализ и обобщение фактологических данных. Акторы, принимавшие политическое решение, опирались, в том числе, и на конкретный прогноз, приведет ли избранный образ действий к необратимому подрыву боеспособности международной террористической сети или, напротив, к активизации новых «террористических фронтов». Подобную связь нормативного и эмпирического подхода можно наблюдать при анализе самых различных ситуаций.

Рассматривая концептуальный контекст политических исследований, целесообразно обратить внимание на общие характеристики изучения международных аспектов мирового развития, которые во многом показательны и для других разделов политологии. В большинстве предметных областей научного знания, включая дисциплины, связанные с изучением международных отношений и мировой политики, существует две основные группы дискуссионных проблем.

Одна из них включает дискуссии о сущностных вопросах, связанных с характеристикой факта, лежащего в основании изучаемых явлений. Примерами сущностных вопросов в исследованиях по внутриполитической проблематике могут служить причины роста националистических настроений среди населения или усиления социальной напряженности в обществе. В контексте международной проблематики это могут быть вопросы об основных причинах Второй мировой войны, или о том, что следует считать началом «холодной войны», или действительно ли демократические государства предпочитают мирное разрешение конфликтов, а также блокирует или стимулирует глобализация развитие «мирового Юга». Все эти и многие подобные вопросы широко обсуждаются в научных публикациях и достаточно подробно освещены в современной учебной литературе.

Вторая группа дискуссионных проблем отражает спектр академических дебатов о методологических подходах к изучению сущности самих явлений, т.е. о концептуальных и философских вопросах проведения исследования и способах получения нового знания. Примерами современных методологических дискуссий в рамках международной проблематики являются споры о том, следует ли принять взгляды реалистов на международные отношения как на конкурентную борьбу, или, наоборот, согласиться с либералами, что современные международные отношения — это в основном отношения сотрудничества.

Заметной, но относительно самостоятельной темой методических дискуссий была и остается тема допустимости использования количественных методов анализа в изучении политических, в том числе международных, ситуаций и процессов. Иногда отношение к этим методам выступает условным «демаркатором» традиционалистского и «модернистского» течений в научной политической мысли. Однако в изучении международных отношений такое деление стало к концу XX в. менее жестким. Это произошло, во-первых, за счет определенного раздела сфер влияния, сосредоточения «модернистов» на переговорной и конфликтной проблематике, а во-вторых, смягчения взаимного неприятия сторонниками традиционалистских и модернистских методов результатов научного поиска и его инструментария.

Важно также отметить, что обычно сущностные и методологические вопросы включаются в ткань научных дискуссий не изолировано, а в тесном переплетении. Изложение представлений о причинах «холодной войны» предполагает элементы концептуализации понятий, которые составляют предмет исследования: что такое война и что следует понимать под термином причины. В других случаях концептуализироваться будут понятия «демократия», «глобализация», «развитие», «мировой Юг», т.е. будет предлагаться определенный набор понятий, которые соединяют методологические вопросы практически со всеми видами фактологической информации и предметного (сущностного) анализа. Начиная со второй половины XX в., именно методологические дискуссии стали формировать основные направления научного дискурса по политической и международной проблематике. Кроме того, в конце XX в. дискуссия между либералами, реалистами и приверженцами других теоретических течений по поводу сущностных вопросов войны и мира, парадигмальные оценки тенденций развития мирового сообщества вышли за рамки академических кругов и фактически стали одним из факторов формирования массового общественного сознания.

Развитие политологии и ее субдисциплин на современном этапе стимулируется, с одной стороны, быстрым ростом наукоемко-сти политической практики, а с другой — широкой демократизацией общественных отношений. Принятие политических решений все в большей степени ориентируется на преодоление синдрома корпоративных интересов и снижение уровня общественных затрат. И хотя этот процесс развивается отнюдь не линейно, «прозрачность» решений и уровень сознательного участия граждан в политике неизмеримо выше, чем еще несколько десятилетий назад. Представляется, что многие позитивные изменения в сфере внутригосударственной и мировой политики стали возможны именно благодаря увеличению количества и росту эффективности политических исследований.