Теория Политики: учебное пособие

Автора: , | Год издания: 2003 | Издатель: СПб: Изд-во БГТУ |

Лекция 8. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА

1. Роль бихевиорального подхода, системного и структурно-функционального методов в создании теории политической системы.
2. Структура и функции политической системы общества
3. Типология политических систем

Лекция 8. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА

8.1. Роль бихевиорального подхода, системного и структурно-функционального методов в создании теории политической системы

8.1.1. Преимущества бихевиорального подхода

Создание теории политической системы стало возможным в середине 1950-х годов благодаря бихевиоральному подходу к анализу политики, а также использованию системного и структурно-функци-онального методов. Появление бихевиорального подхода ознаменовало своеобразный протест в политологии, который исходил от ряда американских ученых. Они выра-жали открытую неудовлетворенность достижениями традиционной политической науки, призывали отказаться от старой теории и разработать дополнителыные методы и подходы, которые вооружили бы политическую науку эмпирическими гипотезами и системными теориями.

Политика, по мнению бихевиористов, — это действия людей в политической жизни, а не различные виды инс-титутов и структур, через которые действуют граждане. К основным достижениям бихевиорального метода можно отнести следующие: 1) рассмотрение «политического поведения» как основного объекта исследования; 2) максимальное применение статистических и количественных формулировок; 3) разработка теорий, способных объяснить политические события.

8.1.2. Системный анализ: его роль в становлении теории политической системы

В рамках бихевиорального подхода его роль в становлении появились и развивались системный и теории политической структурно-функциональный методы. системы. Системный анализ проник в политическую науку благодаря теории социальной системы Парсонса, который заимствовал идею системы из биологи-ческой теории. Фундаментальным для системного подхода Парсонса является постулирование четырех основных функциональных требований к рассматриваемой системе, которые обеспечивают сохранение и выживание любой системы: адаптация, целедостижение, интеграция и поддержание модели.

На уровне социальной системы функцию адаптации обеспечивает экономическая подсистема, функцию целедостижения — политическая, функцию интеграции — правовые институты и обычаи, функцию поддержания модели — система верований, мораль и органы социали-зации (семья, институты образования и др.). Таким образом, рассматривать политику и другие подсистемы об-щества необходимо в контексте с этими основными функциями.

Согласно системному анализу, любая система, в том числе и политическая, имеет следующие характеристики: 1) система состоит из многих частей; 2) части составляют единое целое; 3) система имеет границы. Политическая жизнь рассматривается как функционирующая система, то есть между многообразными аспектами политики и политическими явлениями существует относительно стабильная взаимосвязь.

Системная теория делит процессы взаимодействия на три цикла: ввод, конверсия, преоб-разование и вывод. Что касается границы пол-итической системы. то она может расширяться или сужаться. Поскольку индивидуумы в обществе являются субъектами ряда систем и подсистем, то они фактически выполняют различные роли в многообразии систем, с которыми они связаны: политической, экономической, религиозной и т.д.

В политической системе индивидуумы, прежде всего выполняют роли граждан, подданных, избирателей. В день выборов, например, граница политической системы расширяется, ибо люди бросают свою непосредственную работу и «пересекают» границу политической системы. В период войны границы политической системы значительно раздвигаются, поскольку большое число людей привлекается к военной службе, деятельность ком-мерческих компаний регулируется и предпринимаются дополнительные меры по обеспечению внутренней безопасности.

В современной политической науке нет универсального определения политической системы, ибо существуют разные подходы к определению власти и политики, с которыми непосредственно связана категория «политическая система». Но есть нечто общее для всех определений политической системы: политическая система ассоциируется с применением узаконенного физического принуждения в обществе. Во всех определениях подчеркивается законное право политической системы наказывать, принуждать и подчинять.

8.1.3. Модель политической системы Истона

Системный подход в политологии впервые был применен крупным исследователем политики Д.Истоном. Трилогия Истона: «Политическая система» (1953), «Концептуальная структура для политического анализа» (1965), «Системный анализ политической жизни» (1965) — это эмпирически ориентированная политическая теория; огромный вклад в практику использования системного анализа в политологии.

В первой книге Истон приводит убедительные дово-ды возможности и необходимости существования всеобщей теории в политической науке. Во второй разрабатывается концептуальная структура теории, излагаются ос-новные категории и понятия, которыми могла бы оперировать данная теория, а также предлагаются некоторые теоретические утверждения. Это — сугубо теоретиче-ская работа. В третьей книге Истон ставит перед собой задачу заставить работать данную структуру концепции. Кроме того, он продолжает тщательно разрабатывать понятия с целью применения их к эмпирической ситуа-ции.

Истон определяет политическую систему как взаи-модействия, посредством которых в обществе авторитетно распределяются ценности (материальные и духовные) и на этой почве предотвращаются конфликты между членами общества. Он выделяет две основные функции политической системы: 1) политическая система должна быть в состоянии распределить ценности в обществе; 2) политическая система должна убедить своих граждан принять это распределение как обязательное. Эти два качества, подчеркивал Истон, позволяют сразу отличить политическую систему от других видов социальных систем.

Отталкиваясь от схемы фундаментального процесса работы любой системы («ввод», «конверсия», «вывод»), Истон к «входящим» факторам относил требования и поддержку, а к «исходящим» — решения и действия.

«Требования» Истон определяет как форму выражения мнения о правомерности обязывающего распределения со стороны субъектов власти. Он делит требования на внешние, идущие от среды, и внутренние, идущие от самой системы. Требование может быть специфическим, простым по сути, прямо выражать обиду или недовольство конкретными действиями или явлениями. На-пример, рост преступности или коррупции в стране может стимулировать требование усиления борьбы с этими негативными явлениями. Истон следующим образом классифицирует требования: 1) требования, касающиеся распределения благ и услуг; 2) требования, связанные с регулированием поведения; 3) требования в сфере коммуникации и информации.

Чтобы сохранять политическую систему в рабочем состоянии, кроме требований, необходима поддержка.

Поддержку Истон считает главной суммой переменных, связывающих систему с окружающей средой. Формы поддержки могут быть разными: материальная поддержка, такая как выплата налогов и других обложений, оказание услуг системе, соблюдение законов и директив, участие в политической жизни, внимание и почтительное отношение к официальной информации и власти. Истон называет три обьекта поддержки: 1) «политическое общество» — группа людей, связанных друг с другом в одной структуре, благодаря разделению деятельности в политике; 2) «режим», основными компонентами которого считает ценности (цели и принципы), нормы и структуру власти; и 3) «правление», к которому он относит людей, участвующих в ежедневных делах политической системы и признанных большинством граждан общества ответственными за свою деятельность.

Система, по мнению Истона, — это средства, с помощью которых «ввод» (требования и поддержка) превращается в «вывод» (решения и действия). Превращая входящие факторы в исходящие, политическая система обеспечивает средства мобилизации общественных ре-сурсов на достижение целей и координацию усилий членов общества в выполнении поставленных задач. Может ли что-то встать на пути процесса конверсии? Истон отвечает, что даже существование чрезвычайных отклонений в структурах политических систем от демократических до тоталитарных не в состоянии помешать осуществлению этого процесса. Конверсия «ввода» в «вывод» — это не особенность отдельного типа системы, а процесс, присущий всем системам.

В модели Истона исходящие факторы служат для концептуализации способов реагирования системы на окружающую среду и косвенно на саму себя, видоизменяя, часто успешно, входящие факторы требований и поддержки. Поэтому нельзя считать «исходящие» конечной точкой. «Исходящие» — это фрагмент непрерывного цикла действий, который Истон называет «петлей обратной связи». Данное понятие предложено им для обозначения возвращающейся информации и способов использования ее преимуществ. Здесь имеются в виду два процесса, образующие замкнутый цикл: во-первых, исходящие системы и их следствие, т.е. адаптация власти в определенных ситуациях); во-вторых, сама информация (т.е. поток обратных сведений о состоянии системы и о последствиях реагирующей деятельности властей).

Обратная связь является главным механизмом устранения напряженности в обществе, но выполняет эту функцию лишь благодаря способности власти реагировать на поступающие в систему импульсы. Если власть индифферентна к требованиям членов общества и уделяет внимание только своим собственным требованиям и идеям, то ее решения и действия никогда не найдут поддержки.

Это особенно важно учитывать, если власть стремится не только сохранить минимальный уровень поддержки системы, но и ищет новую базу поддержки или пытается создать иной режим. Изменение, адаптация, самосохранение, переориентировка усилий, изменение целей — все это Истон считает основными средствами, с помощью которых можно справиться с напряженностью или стрессами в политической системе.

Таким образом, политическая система, с точки зрения Истона, — это не просто система взаимодействия ее структур, а постоянно изменяющаяся, функционирующая, динамичная система.

8.1.4. Особенности структурно-функционального метода

Развитию теории политической системы способствовал структурно-функциональныи метод, который во многом дополнял системный анализ. Структурно-функциональный метод в его современной и системной форме проник в политическую науку из работ представителей антропологической школы (Малиновский, Браун) и социологической школы (Парсонс, Мертон и др.). Последние, несмотря на отличия их теорий, утверждали, что объяснять и предсказывать в социальных науках возможно только тогда, когда мы размышляем о социальных структурах и институтах, как исполняющих функции в системах. «Структурный» элемент подхода относится к любой организации человеческого общежития: семье, общественным объединениям, суду, различным комиссиям, законодательным органам и т.д.

Функциональный элемент соотносится с деятельностью организаций и внешним эффектом ее воздействия.

8.1.5. Модель политической системы Алмонда

Наиболее последовательным представителем структурно-функционального подхода к политологии по праву считается американский ученый Г.Алмонд. Политическую систему Алмонд определяет как существующую во всех самостоятельных обществах систему взаимодействия, которая выполняет функции интеграции и адаптации (внутри общества, вне его и между обществами) посредством применения или угрозы применения более или менее легитимного физического принуждения.

Политическая система, по его мнению, является ле-гитимной, поддерживающей порядок и преобразующей системой в обществе. Это узаконенная сила, пронизыва-ющая все «входящие» и «исходящие» факторы общества и придающая ему особые свойства и смысл, обеспечивающая его сплоченность как системы.

Алмонда, в отличие от Истона, интересует не столь-ко анализ происходящих процессов, сколько определяющее значение устойчивых структур политической системы. Термин «структура» наряду с термином «культура» занимает главное место в анализе Алмонда. Под «структурой» он подразумевает доступную наблюдению деятельность, которая формирует политическую систему. Та конкретная часть деятельности людей, которая участвует в политическом процессе, называется ролью. Роли — это единицы, из которых комплектуются все со-циальные системы, включая политическую. В связи с этим одним из основных компонентов политической системы является политическая роль. Конкретные совокупности взаимосвязанных ролей составляют структуры. Например, судья — это роль, суд — структура ролей.

Фундаментальным для всего подхода является по-стулирование функциональных требований к системе. Существует некое количество целей, выбранных из ограниченного числа альтернатив и необходимых для жиз-ни общества. Чтобы эти цели были переведены в конк-ретные действия, система должна выполнять определенные функции. В общественных науках функции — целесообразная деятельность. Целесообразность определяется рамками системы. Направленные, или целевые функции, называются «явными». Прочие же, не являющиеся таковыми, именуются «скрытыми», которые также должны учитываться, чтобы глубже понять все производные действий и структур. Достоинством структурно-функционального метода является то, что он способствовал осознанию важности функций, особенно скрытых, выполняемых политическими акторами и группами.

Согласно Алмонду, входящие и исходящие факторы политической системы следует анализировать с точки зрения функций, заложенных в недрах системы. Он ставит вопрос: кто? (т.е. какие структуры), какие функции выполняет? и каким образом?

Истон и Алмонд внесли основной вклад в процесс создания теории политической системы, который все еще продолжается. Научная польза моделей Истона и Алмонда состоит в том, что их можно использовать как источник концепций и рабочих моделей, которые могут применяться во многих специфических и самостоятельных сферах с целью создания эмпирически объединяемых гипотез. Кроме того, стало возможным стандарти-зировать терминологию, кодифицировать данные, сохранять информацию, весьма актуальную для решения не-которых важных проблем эмпирического анализа.

Данные модели целесообразны для исследования способов сохранения и регулирования системы. Но их (особенно модели Алмонда) максимальный эффект проявляется в сравнительном исследовании политических систем. Истон и Алмонд, создав свои модели политической «системы», сделали понятие системы макроединицей для сравнительного анализа. Их концепция позволяет сравнивать не только колонии, федерации, города-государства, но и включать в анализ любую единицу (метрополии, государства-члены федераций, группы давления, партии, церковь, промышленные предприятия и т.д.) как дифференцированное целое взаимосвязанных компонентов, выполняющих функции политической системы.

8.2. Структура и функции политической системы общества

Политическая система — это совокупность взаимодействующих подсистем. В структуре политической системы выделяются три подсистемы: 1) институциональная; 2) информационно-коммуникативная; 3) нормативно-регулятивная.

8.2.1. Институциональная подсистема

Институциональная подсистема состоит из таких институтов, как государство, политические партии, группы интересов. Ведущим институтом, сосредоточивающим в себе максимальную политическую власть, является государство. Велико значение политических партий и групп интересов в политической системе. В демократических обществах они автономны и успешно осуществляют свои функции. Политические партии и группы интересов влияют на формирование государственных структур, осуществляют корректировку политических целей, направляют политическое развитие. В авторитарных и тоталитарных обществах группы интересов и политические партии строго подчинены правящей элите и бюрократическому аппарату, их естественные функции деформированы.

8.2.2. Информационно-коммуникативная подсистема

В структуру политической системы входит информационно-коммуникативная подсистема, которая устанавливает связи между институтами политической системы. К элементам данной подсистемы можно отнести каналы передачи информации правительству (процедура слушания дел на открытых заседаниях, комиссии по расследованию, конфиденциальные консультации с заинтересованными группами и т.д.), а также средства массовой информации, под которыми подразумеваются телевидение, радио, газеты, журналы, книги, рассчитанные на огромную аудиторию.

Значение этой подсистемы велико, ибо люди, как известно, способны оценивать действия, в том числе и политические, лишь при наличии определенного объема знаний и информации. Если в демократических обществах средства массовой информации достаточно независимы, то в авторитарных и тоталитарных они полностью подчинены правящей элите.

8.2.3. Нормативно-регулятивная подсистема

Нормативно-регулятивную подсистему образуют всевозможные нормы, которые определяют поведение людей в политической жизни, а именно их участие в процессах выдвижения требований, превра-щения этих требований в решения, осуществления решений. Эти нормы — основные правила участия во всех типах политического процесса. Нормы можно разделить на два типа: 1) нормы-привычки и 2) нормы-законы. В демократических странах, например, привычной нормой можно назвать участие граждан в политике через политические партии и группы интересов. Привычным является также то, что граждане чувствуют внимание со стороны власти.

Нормы-привычки во многом определяют форму политической системы, внутри которой оперируют нормы-законы. В тоталитарных системах, например, привычным правилом является то, что победитель получает все. В Советском Союзе после смерти Сталина, когда преемственность новых лидеров устанавливалась без физического уничтожения должностных лиц, стало очевидным, что фундаментальная форма системы изменилась.

Нормы-законы определяют процесс законодательства, устанавливают (или не устанавливают в зависимости от режима) права: голоса, свободы слова, создания ассоциаций и др. Оба типа норм способствуют политическому взаимодействию, без них едва ли можно избежать беспорядка или хаоса.

8.2.4. Функции политической системы

В современной политологии наиболее полно, детально и последовательно анализировал функции политической системы Алмонд. Он утверждает, что все системы выполняют два базовых набора функций: 1) функции «ввода» и 2) функции «вывода». Алмонд выделяет четыре функции «ввода»: 1) политическая социализация и привлечение к участию; 2) артикуляция интересов; 3) агрегирование интересов; 4) политическая коммуникация; и три функции вывода: 1) разработка норм-законов; 2) применение норм; 3) контроль над соблюдением норм.

Функции «ввода» осуществляются преимущественно не-правительственными подсистемами, функции «вывода» — прерогатива правительства.

Функция «политическая социализация и привлечение к участию», которая способствует распространению «духа участия» среди членов общества, свойственна всем современным политическим системам. Но если в демократических странах эту функцию выполняют неправительственные органы, хотя и там очевидно влияние государственных структур на процесс социализации, то в тоталитарных обществах эта функция, фактически, — прерогатива государства, ибо все агенты политической социализации (школа, молодежные организации, средства массовой информации и др.) находятся под контролем государства и культивируют «дух участия» строго в соответствии с господствующей идеологией.

В демократических странах в результате распространения «духа участия» индивидуумы превращаются из «субъекта» в «гражданина». В тоталитарных режимах этот процесс отсутствует. В настоящее время процесс политической социализации и привлечения к участию в России выходит из-под контроля государства. Но основная задача процесса политической социализации в России — создание новой политической культуры — решается медленно и трудно.

Артикуляция интересов — это первый функциональ-ный шаг в ходе политической конверсии, который осуществляют группы интересов. В странах с демократическим режимом, для которых характерно официальное уважение общественного мнения и приверженность доктрине свободы ассоциаций, группы интересов могут рассматриваться как связующие звенья между гражданами и государством.

В политической системе России до 1985 года артикуляция интересов имела специфический характер. Люди не могли выражать интересы, не адекватные интересам КПСС. Предполагалось, что КПСС — единственная выразительница всех социальных интересов. Интересы социальных групп «должны были» строго соответствовать интересам КПСС, т.е. имели в значительной степени принудительный характер. В связи с этим можно констатировать, что истинные группы интересов в России отсутствовали, а артикуляцию интересов фактически осуществляла правящая партия. В настоящее время в России формируются группы интересов, очевидны первые шаги процесса артикуляции интересов, выходящего из-под власти партии и государства.

По мнению Алмонда, политическая система, которая в состоянии артикулировать интересы, способна и агрегировать их, т.е. превращать требования в альтернативы государственной политики. Политическая партия считается специализированной агрегирующей структу-рой в современной политической системе.

Политическая коммуникация — это процесс передачи информации и убеждений. Сам акт коммуникаций американский политолог Лассуэл описал следующим образом: «Кто? Что сообщил? Кому? С каким результатом?» Посредством этой функции обеспечивается связь между различными структурами политической системы. Для руководства и реализации политики обычно требуется вертикальный поток информации от народа к правительству и от правительства к народу. Кроме того, необходим и горизонтальный поток информации между уровнями и органами власти. Благодаря коммуникационному про-цессу стихийные действия по овладению властью облекаются в определенную форму взаимоотношений между людьми, формируется уважение к власти, создается государственность.

В результате нормотворчества разрабатываются законы, которые определяют поведение граждан в обществе. Обычно процесс нормотворчества включает ряд этапов: выработку политики и выбор общих целей, разработку решений и конкретных правил для достижения целей. Данную функцию выполняют законодательные, а также исполнительные и судебные органы.

Государственная политика не исчерпывается принятием законов. Важным аспектом политики и процесса принятия решений является функция «применения норм», которую выполняют не только исполнительные органы и административная бюрократия, но нередко также законодательные и правовые структуры.

Контроль за соблюдением норм — это интерпретация законов и действия с целью определения факта нарушения данного закона и наложения соответствующего наказания. Контроль — это, в основном, компетенция судебных органов, хотя исполнительные и законодательные органы иногда играют значительную роль в судебных процессах.

8.2.5. Уровни функционирования политической системы

Алмонд рассматривает функционирование политической системы на трех уровнях, что позволяет сравнивать различные типы политических систем. Первый уровень — возможности системы. Возможности Алмонд понимал как власть правительства над обществом, степень влияния на умы и по-ведение людей в интересах достижения правительственных целей. Он указывал на пять различных типов возможностей, которые могут быть весьма велики в одних случаях и чрезвычайно малы в других:

1). экстрактивная возможность - это способность системы черпать человеческие и материальные ресурсы (таланты людей, поддержка, деньги) в определенных целях;

2). регулирующая возможность - это способность контролировать поведение отдельных людей и групп в обществе, регулировать деятельность общества;

3). распределительная возможность — это способность создавать, размещать и распределять материальные и нематериальные ценности в обществе;

4). реагирующая возможность — это способность системы реагировать на требования «подачей на выход» соответствующей политики, отвечать на многообразные требования, исходящие от различных групп;

5). символизирующая возможность тесно связана с потребностью в легитимности и поддержке, со способностью системы развивать популярные убеждения, взгляды, мифы, создавая яркие, доходчивые символы и лозунги, манипулировать ими с целью поддержания необходимой легитимности для осуществления своих целей.

Многие политические системы, в основном, регулятивные и экстрактивные по характеру. Тоталитарные же системы подавляют требования общества и не реагируют на требования, исходящие из внешней среды. Известно, что коммунистический тоталитаризм отличался от фашистского сильной распределительной способностью.

Символизирующая возможность в тоталитарных системах также велика.

В демократических системах на «выводы» регулирования, экстракции и распределения влияют «вводы» требований групп. Поэтому можно сказать, что демократии имеют более высокую реагирующую способность. С воз-можностями системы, безусловно, связана эффективность системы, то есть ее общая способность давать результат, создавать и размещать ценности.

Второй уровень функционирования системы отражает то, что происходит в ней самой, т.е. имеется в виду конверсивный процесс. Конверсивные процессы (или функции) — это способы превращения входящих факторов в исходящие. Конверсивный процесс одной политической системы можно анализировать и сравнивать с процессом другой системы согласно схеме Алмонда, где приводятся шесть основных функций:

1). как формируются требования (артикуляция интересов);

2). как происходит комплектование требований в альтернативные программы действий (агрегирование интересов);

3). как формируются нормы (нормотворчество);

4). как эти нормы претворяются в жизнь (реализация норм);

5). как они контролируются и регулируются (контроль над нормами);

6). как все эти столь разнообразные действия соотносятся друг с другом внутри данной системы, а также при взаимодействии системы с окружающей средой (коммуникация).

Рассматривая третий уровень функционирования политической системы, Алмонд имеет в виду функции поддержания модели и адаптации, к которым он относит, прежде всего, процесс социализации и рекрутирования, в ходе которого создаются новые роли и новые люди «врываются» в политическую жизнь.

8.3. Типология политических систем

8.3.1. Основные типологии политических систем

Описание и сравнение конституционных порядков различных стран и их избирательных законов, соотнесение сложившихся в тех или иных государствах прав законодательных и исполнительных органов, действующих традиций и стереотипов в общественном мнении, а также анализ других компонентов организации политической власти в различных странах позволили выделить множество типов политических систем. Их разнообразие раскрывает богатство эволюции политических порядков в мире.

Типологизация политических систем в полной мере несет на себе отпечаток различных парадигмальных и идеологических подходов, обусловливающих понимание учеными сущности политического процесса, характер интерпретации ими основных проблем общественного развития и т.д. Так, сторонники позитивистско-юридических подходов политические системы нередко различают по формальным критериям, например, по характеру государственного правления, по наличию тех или иных институтов власти, по их нормам и функциям) Представители марксистского направления, рассматривая в качеств основного для капиталистической фазы развития человечества противоречие между трудом и капиталом, традиционно выделяют и описывают особенности «буржуазных» и «социалистических» политических систем. Сторонники классово нейтральных учений, как, например, английский ученый Д. Коулмэн, анализируя процесс становления и развития политического мира в историческом аспекте, выделяют «традиционные», «патриархальные», «смешанные» и «современные» политические системы. Приверженцы геополитических подходов, используя в качестве критериев типологизации территориально-пространственные факторы, выделяют, к примеру, «островные» и «континентальные» политические системы. Очень широкое распространение получила типологизация политических систем на основе характеристики правящих режимов: тоталитарного, авторитарного и демократического.

Весьма оригинальную точку зрения высказал известный американский теоретик С. Хантингтон. По его мнению, в современном, все усложняющемся мире основным источником политических конфликтов становится уже не идеология, отражающая социальные (классовые, этнические) групповые конфликты, а культурные компоненты. Причем «наиболее значимые конфликты глобальной политики будут разворачиваться между нациями и группами, принадлежащими к различным цивилизациям»[1]. Иными словами, линией разграничения политических систем будут намечающиеся или уже проявляющиеся линии «разломов» между цивилизационными структурами. В качестве таких относительно автономных и самостоятельных политических систем Хантингтон выделяет западную, конфуцианскую, японскую, исламскую, индуистскую, славяно-православную, латиноамериканскую и африканскую цивилизации.

Эти цивилизации, представляющие собой самый широкий уровень человеческой общности, безусловно, обладают не только известной целостностью, но и определенной внутренней неоднородностью. И если, как, например, в случае с Японией, цивилизация может охватывать одно государство, то в большинстве других вариантов в такие политические системы могут включаться различные нации-государства.

Причем, поскольку, по мнению Хантингтона, в связи с окончанием «холодной войны» подходит к концу так называемая западная фаза мировой истории, когда многие западные страны играли первостепенную роль в мировой политике, постольку следует ожидать и усиления активности со стороны государств, принадлежащих к другим цивилизациям, и обострения их противостояния с наиболее развитыми индустриальными странами западного мира. Такой характер взаимоотношений данных политических систем неизбежно будет усиливать противоречия между ними, в частности, региональный характер межгосударственной конфронтации, расширение территориальных претензий разделенных государственными границами народов и т.п.

8.3.2. Интеграционная типологизация политических систем

Наиболее популярная и распространенная в современной политической науке классификация политических систем предложена американским ученым Г. Алмондом, положившим в основу своей типологизации комплексный, интеграционный критерий. Он включает учет не только степени или форм централизации (децентрализации) власти, но и тип распространенных в государствах и обществах ценностей и политической культуры. Иными словами, в качестве базовой, синтетической характеристики политических порядков он рассматривает степень соответствия политических идеалов, на которые было сориентировано общество, со сложившимися в нем основными формами организации власти. На этом основании ученый выделил политические системы англо-американского (США, Великобритания, Канада, Австрия) и континентально-европейского типов (Франция, Германия, Италия), кроме того, политические системы доиндустриальных и частично индустриальных стран (Мексика, Бразилия), а также тоталитарные политические системы.

Политические системы англо-американского типа отличают прежде всего целостность и определенность политической культуры, нормы и ценности которой разделяет подавляющее большинство общества и поддерживают государственные институты. К таким идеалам и убеждениям относятся свобода личности, ориентация граждан на повышение, рост индивидуального и общественного благосостояния, а также высокая ценность индивидуальной безопасности. Противоречия между группами здесь открыто заявляются, а действия властей оспариваются их противниками. Построенное таким образом политическое взаимодействие обусловливает четкую дифференциацию и функциональную определенность политических ролей партий и групп интересов, элитарных и неэлитарных слоев. В политических системах этого типа обеспечено полное господство легальных форм политической борьбы, антиэкстремизм, что не только придает организованность политическому процессу, но и предопределяет высокую стабильность режима и политических порядков в целом.

Особенности политической системы континентально-европейского типа связаны с наличием менее однородных политических культур, включающих в себя не только современные демократические ориентации, но и элементы старых верований, традиций, стереотипов. В этом смысле общества такого типа более сегментированы, в них, несмотря на полное верховенство закона, действие мощных традиций гражданских свобод и самоуправления, в более острой форме идут процессы идеологической борьбы, межпартийной конкуренции, политического соперничества за власть. В этих странах типичными формами государственного устройства являются коалиционные правительства, интенсивная межблоковая конкуренция. Потому и политическая стабильность достигается в них путем более острого и сложного взаимодействия субъектов.

Страны доиндустриального и частично индустриального уровня развития в политической сфере отличаются весьма высокой эклектичностью политической культуры. В таких странах наиболее почитаемые населением традиции порой бывают прямо противоположными, что придает крайне противоречивый характер политическому процессу, обусловливая сосуществование едва ли не взаимоисключающих тенденций в сфере устройства государственной власти. Сильное влияние имеют воззрения, предполагающие ориентацию граждан на лидера, а не на программные цели правительства. Отдельные исполнительные структуры (армия, бюрократия) в условиях слабо дифференцированного разделения властей постоянно превышают собственные полномочия, нередко беря под контроль даже законодательные функции, открыто вмешиваются в судебные процедуры. В то же время права и свободы рядовых граждан, реальные возможности влияния общественного мнения существенно ограничены. Не удивительно, что такой характер политических отношений нередко приводит эти страны к авторитарным формам организации власти, практикующим жесткие, силовые методы регулирования общественных отношений.

Тоталитарные политические системы (жесткие гегемонии) выражают идеологическую и административную монополию власти над обществом. Власть предельно централизована, политические роли принудительны, а насилие является по сути единственным способом взаимодействия государства и общества. Политическое участие граждан здесь имеет скорее ритуальный и декоративный характер. Достигаемая таким образом стабильность политических порядков существует только в интересах властвующих слоев.

Литература

Анохин М.Г. Политические системы: адаптация, динамика, устойчивость. – М., 1996.

Зеркин Д.П. Основы политологии. – Ростов н/Д., 1999.

Каменская Г.В., Родионов А.Н. Политические системы современности – М., 1994.

Макеев А.В. Политология. – М., 2000.

Политическая система общества: институты, режимы функционирования, способы изменения. – Самара, 1997.

Основы политической науки. Под ред. В.П.Пугачева. – М., 1993.

Политология. Рабочая книга преподавателя и студента / Под ред. А.В.Миронова. – М., 1998.

Пугачев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию. – М., 2000.

Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии. – М., 2000.