Социология: учебное пособие

Автор: | Год издания: 2003 | Издатель: Харків: Консум | Количество страниц: 576

Специфика правовой социологии

Социология права нацелена на исследование только одного проблемного ареала — мира права. Об этом свидетельствует ее название. Из него явственно следует, что искусство и религия, экономика и техника и еще очень многое из того, чем живы цивилизация и культура, не составляют предмет ее непосредственного внимания и прямого познавательного интереса. Относительно их существуют свои отрасли социологического знания — социология искусства, религии и т. д.

Социологи собирают, добывают, систематизируют, обобщают информацию о том, что происходит в обществе с правом, с правоотношениями между социальными субъектами, с общественным и индивидуальным правосознанием.

Своеобразие их подходов к праву определяется длиной тех причинных цепочек, что связывают различные социальные структуры с правом во всех его проявлениях. Так, если для правоведов эти причинные связи, как правило, не выходят за пределы государства как социальной системы, то для социологов они выглядят более протяженными, теряющимися в пространствах такого гигантского социального тела, как цивилизация. При этом предметом социологического внимания могут быть нормативные структуры как локальных цивилизаций, так и мировой цивилизации в качестве единого, интегрированного целого. В последнем случае наша дисциплина превращается уже в макросоциологию правовых цивилизаций.

Социология права является самостоятельной теоретической дисциплиной, исследующей:

а) право как специфическую социальную систему, обладающую характерными типовыми признаками, не позволяющими спутать ее ни с какими другими социальными системами;

б) причинные воздействия цивилизационной метасистемы на право;

в) встречные причинные воздействия правовой системы на цивилизационную метасистему.

О сути и специфике социологии права можно сказать проще: там, где социологическая наука сосредоточивает все имеющиеся в ее распоряжении познавательные возможности и исследовательские средства только на одном плацдарме, а именно — на социальном пространстве, занимаемом правом и его связями с сопредельными цивилизационными структурами, она превращается в социологию права. Все свойства, методы, приемы, присущие социологической науке в целом, характерны и для социологии права.

Вместе с тем у социологии права, конечно же, есть своя специфика, обретаемая ею за счет родственных ей по интересам, уже не социологических, а юридических дисциплин — теории государства и права, криминологии и др.

В отечественной литературе, в частности в журнале "Социологические исследования" ("Социс"), в середине 1990-х гг. прошла дискуссия о том, к какому разряду следует отнести социологию права — к социологическим или юридическим дисциплинам. Думается, что сам факт такой дискуссии следует рассматривать как свидетельство крайней незрелости, младенческого возраста отечественной, постсоветской правовой социологии. Рациональный смысл возникшего спора содержался не в поставленном вопросе, ибо сам он вполне мог бы быть отнесен к разряду казусов. Это все равно, как если бы некто во всеуслышание сформулировал вопрос: "Чей я сын — мамин или папин?".

Рациональный смысл в ином, а именно — в фиксации определенной фазы зрелости профессионального социологического и юридического самосознания, носители которого обнаружили, что взаимно нуждаются друг в друге, что их союз возможен и обещает быть плодотворным.

Социологию права вряд ли стоит ставить в ситуацию категорически однозначного выбора "или-или": считает ли она себя юридической или же сугубо социологической дисциплиной. Уже по своему определению она представляет собой синтез правоведения и социологии, то есть является принципиально междисциплинарной теорией.

К правовой социологии вряд ли можно подходить с позиций традиционной для европейской социологии, идущей от В. Дильтея, дихотомии "номотетическая — идиографическая". Ее нельзя назвать номотетической дисциплиной, то есть интересующейся только типическим, необходимым и закономерным. В той же мере ее нельзя считать только идиографической наукой, сосредоточившейся лишь на особенных, неповторимых, уникальных социальных фактах. В ней присутствуют оба эти познавательных вектора, она интересуется и фактами и закономерностями и является, по сути, номоидеографической научной дисциплиной.

В дореволюционной России конца XIX — начала XX вв. успели сложиться достаточно основательные научно-теоретические предпосылки для развития правовой социологии. Но в советский период все достижения, имевшиеся в этом направлении, были сведены на нет. Тоталитарному режиму не нужна была социология права, он не желал иметь перед собой зеркало, в котором могли бы отобразиться все социальные уродства советского неправа. То, что идеологи режима пытались выдавать за социологию, производило удручающее впечатление бедностью и убожеством мысли. Поэтому тот этап, через который в настоящее время проходит отечественная социология права, является, по существу, этапом возрождения. Это не возврат на теоретические позиции времен М. Ковалевского. За прошедшие десятилетия мировая социологическая мысль успела продвинуться достаточно далеко. Задача, которую российская социология права должна решить в ходе своего самоопределения, — это вхождение в концептуальный контекст мирового научного сообщества, воссоединение с ним, активная ассимиляция имеющихся к настоящему моменту теоретических наработок, выход на передовые рубежи интеллектуального поиска, избавление от провинциально-периферийного духа робких заимствований, а также от темного наследия былого воображаемого большевистского авангардизма.

Теоретическое пространство современной социологии права должно расширяться за счет нескольких факторов. Первое — это освоение классического, западного и отечественного, научного наследия. Второе — изучение всех тех теоретических материалов, которые относятся к постклассическому периоду и включают все то, что выходит по данной проблематике в современном научном мире. Третье — использование существующих духовных резервов, интеллектуальной энергетики свободного научного поиска.