Социология: учебное пособие

Автор: | Год издания: 2003 | Издатель: Харків: Консум | Количество страниц: 576

Архетипы

Психическое бытие человека, по Юнгу, — это сложная, динамичная целостность, в основании которой находятся так называемые архетипы — комплексы бессознательных переживаний. Юнг видел в них "модели поведения", "формальные факторы, ответственные за организацию психических процессов в бессознательном". Одновременно архетипы — это универсальные образы, занявшие свое место в человеческой психике в глубокой древности и превратившиеся впоследствии в сквозные мотивы, общепринятые символы мировой культуры, суть которых постигается при помощи религиозной, метафизической, художественной и нравственной интуиции. Это обстоятельство позволило Юнгу сформулировать мысль о том, что природу архетипов легче понять, исходя из целей, которым они служат. На уровне архетипов еще нет различений реальности на природную, социальную и духовную. В них все слито в единое синкретическое целое всеобъемлющих универсалий, каждая из которых способна порождать бесконечное множество разнообразных культурных форм.

Юнг сравнивал коллективное бессознательное с грибницей, а индивидуальную психику и ее архетипы с отдельным грибом. Локализованные внутри индивида воплощения коллективного бессознательного представляют собой сочетания универсального достояния с личным опытом человека, вытесненным из сознания и сосредоточившимся в пределах индивидуального подсознания.

Юнг выделяет следующие архетипы:

"Тень" — это бессознательная часть индивидуальной психики, темный двойник личности, пребывающий за пределами сознания, в сумраке бессознательного. В этом архетипе сосредоточено генетически унаследованное человеком от архаического прошлого все то темное, докультурное, животное, что отвергнуто индивидуальным "Я" и оттеснено в область бессознательного, где оно складывается в "анти-Я", "не-Я" или "тень" как двойника "Я". Это та часть человека, его психики, которую невозможно устранить и которая постоянно его сопровождает во всех его действиях. Данный архетип наиболее важен для понимания природы различий между нормативным и анормативным поведением. Это своеобразный резервуар всего докультурного, "зверочеловеческого", угрожающего основам духовности, нравственности и правопорядка. Он проявляется как тяготение человека к запретному, преступному. Традиционное религиозное сознание издавна оценивало его силу как дьявольское наваждение. В своей работе "Борьба с тенью" Юнг попытался взглянуть на личность Гитлера в свете данного архетипа. Диктатор предстал как наиболее чудовищная персонификация всех низменных человеческих проявлений, как неадаптивная психопатическая, безответственная личность, наделенная острой интуицией беспризорника или крысы. Для Юнга Гитлер — это тень, или низшая сторона личности каждого человека, представленная в ошеломляющих масштабах. Именно это обстоятельство, позволившее большинству немцев увидеть в Гитлере своего темного двойника, и заставило их последовать за ним. Юнг, однако, находит способ обратить яд в противоядие: он призывает каждого, увидевшего в диктаторе свою тень, уметь оценить ее как страшное зло, как наибольшую опасность для себя и научиться бороться с ней. То есть собственная разрушительная агрессивность должна направляться внутрь своей же психики, на борьбу со своей тенью.

Архетип "Маска", представляет собой средство прикрытия, позволяющее спрятать за покровом приобретенной социально- сти индивидуальное, сокровенное "Я". Благодаря "Маске" человек пытается выглядеть так, как того требует общественное мнение. Защищая внутреннее "Я" личности, "Маска" может в конечном счете стать причиной ее духовной деградации и обезличивания.

"Анима" имеет двойной смысл. Во-первых, это образ души или глубинной, бессознательной мудрости. Во-вторых, это образ женщины в подсознании мужчины.

"Анимус" — образ мужчины в психике женщины.

"Самость" — это архетип, ведающий индивидуализацией человека. Он обеспечивает способность ощущать не только отдельность, обособленность своего существа и существования, но и его соотнесенность с мировым целым.

"Мудрый старик" ("мудрая старуха") — олицетворение высшей земной мудрости как синтеза сознательного с бессознательным.

"Дитя" — ориентация, устремленность индивидуального начала на выделение из стихии коллективного бессознательного.

Кроме них, существуют архетипы бога, злого духа, героя, чуда, тайны, авторитета, аполлонического и дионисийного начал и др. Архетипические начала явно присутствуют в разнообразных образно-понятийных моделях порядка и хаоса. Все это формы, через которые коллективное бессознательное обнаруживает себя в индивидуальном внутреннем мире.

Изменяющаяся в историческом времени социокультурная реальность позволяет человеку обнаруживать в глубинах коллективного бессознательного архетипы, соответствующие новым реалиям. Ранее не замечавшиеся и не фиксировавшиеся специальными усилиями сознания, они попадают в поле зрения и как бы выплывают из сумрака подсознания на свет культуры, проходя через различные культурные метаморфозы. В том отношении коллективное бессознательное предстает как бездонный кладезь бесчисленного множества архетипических форм, которые вечно будут питать человеческий дух и создаваемую им культуру.

Концепция Юнга предлагает более сложную, чем у Фрейда, картину мотивационных процессов, протекающих внутри индивидуальной психики. Вели у Фрейда происходит смешение, взаимодействие и противоборство трех типов мотивов, ИСХОДЯЩИХ от "Оно", "Эго" и "Супер-Эго", то у Юнга мотивационные инициативы исходят от множества различных архетипов. Сталкиваясь между собой, противореча друг другу, они порождают чрезвычайно сложную и драматическую картину психической жизни человека.

Архетипы заставляют человеческое сознание адаптироваться к внешней реальности, указывая нормативно-ценностные векторы требуемых от человека духовно-практических усилий. Оставаясь разомкнутыми в смысловую беспредельность, архетипы нашли свое воплощение в религиозном, художественном, нравственном и правовом сознании. Глубинная, бессознательная потребность в чуде породила религию и искусство. Могучее тяготение к тайне способствовало возникновению метафизики и науки. Потребность же в авторитете привела к становлению систем морали и права. В обычном и естественном праве присутствует множество компонентов, которые позволяют говорить о том, что целый ряд их форм — это в значительной степени продукт коллективного бессознательного, проявление архетипов, ориентированных на уход от хаоса к порядку.

Архетипы в одних случаях интегрируются в сознание, а в других нет, и тогда они способны своим воздействием оказывать разрушительное воздействие на личность. Они не поддаются прямому контролю со стороны сознания, их содержание не подчиняется попыткам нормативного регламентирования средствами моральных и правовых предписаний. Это, однако, не означает, что человек своим бессознательным изначально ориентирован на анормативное поведение. Внутри него также присутствуют бессознательные предпосылки и для нормативного поведения. Они служат чем-то вроде исходных первопринципов долженствования. К ним относятся представления о центрированности, иерархичности и равновесности сущего как базовые факторы любого порядка. Архетипы проявляют себя как бессознательные потребности, побуждающие людей к различным формам трансгрессивного поведения, в том числе к созидательной деятельности в области жизнетворчества, смыслотворчества и даже нормотворчества, вводящего трансгрессию в пределы представлений о должном. Архетипам хаоса, порядка и гармонии подчинено все существование людей, включающее три базовых модели социального взаимодействия: I) война всех против всех (хаос); 2) равновесные отношения либо спокойного нейтралитета, либо сотрудничества всех со всеми (порядок); 3) отношения любви, дружбы, взаимопонимания и согласия всех со всеми (гармония).

Теоретическое наследие Юнга еще ждет своего часа, когда исследователи психолого-правовых проблем обратятся к содержащимся в нем идеям, чтобы с их помощью осветить сложнейшие вопросы нормативно-правовой регуляции социального (законопослушного, девиантного и криминального) поведения.