Социология: учебное пособие

Автор: | Год издания: 2003 | Издатель: Харків: Консум | Количество страниц: 576

Теоретический статус правовой антропосоциологии

Проблематика правовой антропосоциологии включает три сферы — антропную, социальную и правовую.

Особенность антропосоциологии права заключается в том, чтобы исследовать динамику взаимодействия человека социального с социальной реальностью и то, как в результате этих взаимодействий возникает и функционирует либо правовая реальность, либо ее ценностный негатив — реальность неправовая, криминальная.

Если традиционный социологический подход чаще всего склоняется к тому, чтобы приоритетное место отводить обществу и не ставить человека в один ряд с ним, то для антропосоциологии права ее проблемное поле двухдоминантно: на его пространствах возвышаются две равнозначные ценностные величины — человек и социум.

Взгляд на право в антропосоциологическом ракурсе открывает новые, дополнительные перспективы исследований. В поле зрения оказываются проблемы, пребывавшие прежде за пределами внимания ученых. Поскольку человек, обладающий правосознанием и участвующий в правоотношениях, руководствуется, наряду с чисто юридическими соображениями, также мотивами экономическими, политическими, религиозными, этическими и даже экзистенциальными, то спектр проблем, требующих учета и изучения, становится весьма широким и насыщенным. Так, к примеру, вполне можно говорить об экзистенциальной социологии права, если начать задаваться вопросами о том, каковы высшие цели и смысл пребывания человека внутри правовой реальности. Здесь возникает целая вереница вопросов. Как соотносятся цели, ради которых создавалось и утверждалось право, с историческими целями социума и с индивидуальными жизненными целями отдельного социального субъекта? Каков смысл целеполагающих и целепреследующих усилий социума и человека при создании правовой реальности? Какое место занимает этот смысл в обшей иерархии жизненного смысла социума и его "типичных представителей"? Эти и многие другие вопросы являются свидетельством того, что антропосоциология права отличается чрезвычайным многообразием междисциплинарных связей. Уже в одном только ее названии сфокусировались векторы трех обширнейших проблемных сфер — антропологической, социальной и правовой. А за каждой из них тянется своя вереница вопросов, часто уводящих в самые отдаленные области человеческой жизни и знаний о ней.

Ни общество, ни право нельзя понять, если не попытаться взглянуть на них сквозь призму человеческой природы и сущности. Человек в попытках приобрести представления о своей сущности и постичь смысл собственного существования тем самым приближается к постижению сути мира права. И на этом пути возникают уже не умозрительные схемы, а живое понимание правовой реальности, внутри которой цивилизованный человек живет как в стенах своего дома, отчетливо сознавая, что они защищают его от многих превратностей бытия.

И на социуме и на правовой реальности лежит неизгладимая печать антропологизма. Не случайно еще Е. Трубецкой отметил, что право существует в двух формах — как право в объективном смысле, то есть в виде совокупности всех юридическим норм, имеющихся в распоряжении общества, и право в субъективном смысле — как сфера внешней свободы, предоставляемой человеку правовыми нормами. Вторая из этих форм и есть, по существу, то, что входит в проблемную сферу антропосоциологии права.

Не только общество влияет на человека. В равной степени и человек оказывает влияние на все, что содержится в структурах социально-право вой реальности. Между ними существуют отношения своеобразного изоморфизма — структурно-содержательного подобия, позволяющего говорить о том, что право антропоморфно, а человек юридичен. Поэтому для антропосоциологии принципиальна исходная установка: для познания природы права необходимо познание природы как общества, так и человека.

Право — это зеркало человеческой природы. В нем имеется все то, что есть в человеке — рациональное и иррациональное, возвышенное и низменное, социальное и духовное и еще очень многое.

М. Бахтин отмечал, что, изучая человека, мы повсюду ищем и находим знаки и стараемся понять их значения. Такими знаками насыщена правовая реальность. И загадочность многих из них рассеивается благодаря антропосоциологическому подходу к праву в целом и к каждому из его элементов в отдельности.

Право связано причинными зависимостями и с социумом и с человеком. В природе последнего непременно должны присутствовать исходные праформы, первофеномены или архетипы тех нормативно-ценностных конструкций, что предопределяют его морально-правовое поведение. Будь социально-правовые нормы совершенно чужды человеческой природе, они никогда не смогли бы закрепиться в антропосоциосфере. Человек — их "исток и тайна". И разгадывая его загадку, мы непременно будем приближаться к разгадке тайн права.

Когда люди создают, воспроизводят, укрепляют или, напротив, разрушают социально-правовую реальность, делая это то сознательно, то бессознательно, они, конечно же исходят из данностей своей человеческой природы, опираются на собственные силы в бытии. Действовать иначе и опираться на что-то иное они попросту не могут. Поэтому в праве и не вправе, в нормах и преступных отклонениях от них присутствует все то, что имеется в человеческой природе. И в правовой реальности и в ее криминальном негативе обнаруживаются наклонности и пристрастия, укорененные в глубинах человеческого существа. А из этого следует, что чистой социологии права, полностью вынесшей человека "за скобки" своего внимания, быть не может.

Поэтому, когда приходится искать объяснения тем процессам, что происходят в социально-правовой реальности, то аргументация должна быть двоякого рода, складывающаяся из каузальных моделей argumenta ad hominem и argumenta ad socium. Первый тип моделей имеет, по существу, антропоцентрический характер. Модели второго типа социоцентричны. Содержание же тех и других соотносится между собой на началах взаимодополняемости.

Можно с полным основанием утверждать, что антропосоциология права — это наука не о праве как таковом, а, во-первых, о социально-правовой реальности, увиденной сквозь призму человеческих определений, и, во-вторых, о человеке, каким он выглядит в свете социально-правовых реалий. Для нее правоотношения — это способ присутствия права в пространстве межчеловеческих взаимодействий. Для нее правосознание — это способ бытия права в пространстве социального "Я" личности и социального "мы" разномасштабных общностей. Ей, как никому, удается взглянуть на право как на зеркало человеческой природы, в котором по-своему отобразились возвышенные и низменные свойства человека.

Антропосоциологию интересуют антропологические основания права, в каких бы социальных ипостасях оно ни выступало. То есть она совмещает, соединяет в пределах единого проблемного поля две области — антропосферу и социосферу. Ей важно получить достаточно отчетливые представления о том, какие сознательные и бессознательные установки, зарождающиеся в глубинах человеческого существа, выступают в качестве исходных, первичных правообразующих импульсов и приводят к появлению духовных и практических формообразований правового характера. Она исследует также и то, как социальная воля людей обретает через посредство норм права цивилизованную оформленность, а с ней и способность оказывать цивилизующее воздействие на межсубъектные отношения. При этом основным структурным элементом таких отношений для нее выступают противоречия. Динамика их возникновения, обострения и разрешения составляет пульс тех процессов развития антропосоциальной реальности, что интересуют правовую антропосоциологию. Между полюсами бесчисленных пар социальных противоположностей возникают поля энергетического напряжения. Правосознание фиксирует это напряжение вместе с создающими его полюсами и стремится отыскать средства разрешения противоречий и способы установления равновесно-нейтральных отношений между противоположностями.

Антропосоциология права — это наука, которую трудно отнести как к молодым, так и к старым теретическим дисциплинам. В определенном смысле у нее достаточно солидный возраст: зародыши, первые ростки ряда идей, составляющих ее существо, можно обнаружить уже у Платона и Аристотеля. Вместе с тем она молода той вечной молодостью, которая присуща наукам, рождающимся на стыках нескольких дисциплин и существуют в маргинальных пространствах человеческого знания. Это сообщает им открытость особого рода, когда они пребывают будто "на семи ветрах", и свежие веяния настигают их гораздо чаще, чем монотеории, движущиеся в своем развитии по одной, традиционной для них колее.

В отличие от правоведения, которое привычно рассматривает человека как некий придаток к государству, и в отличие от "чистой" социологии права, для которой общество "первично", а индивид "вторичен", антропосоциология признает человека такой частью общества, которая равнозначна целому и в проблемном, и в ценностном аспектах. Поэтому ее проблемная сфера имеет свою, особую, антропоцентрическую конфигурацию, не совпадающую с социоцентрической конфигурацией значительной части социологических штудий.

Результаты антропосоциологических исследований чрезвычайно важны для теории права, которая большей частью "негуманитарна", поскольку имеет весьма поверхностные представления о природе человека, не располагает аксиологическими моделями человеческого бытия. Она дает возможность правоведам, не считающим человеческое существо необходимым элементом системы правопорядка, изменить свое мнение.