Социология: учебное пособие

Автор: | Год издания: 2003 | Издатель: Харків: Консум | Количество страниц: 576

Нормы права

Правовые нормы являются одним из важнейших средств по обеспечению социального порядка и по приданию общественным отношениям цивилизованного характера. Они призваны оберегать индивидов, общество, государство от наиболее опасных видов зла, от произвола и насилия. Если в науке явственнее всего выражено интеллектуальное начало, в искусстве — художественное, то в праве — волевое. Право выступает как воля высших светских авторитетов, воплощенная в их властно-регулятивных акциях, в системе норм и законов, направленных на поддержание общественного порядка.

Особенность социально-волевого начала состоит в том, что в нем доминирует пафос долженствования. Высшие светские авторитеты, и в первую очередь государство, не склонны принимать социальную действительность как некую застывшую данность. Они постоянно предъявляют к ней разнообразные требования, энергично настаивают на их выполнении, стремятся подчинить своей воле и держать под постоянным контролем важнейшие проявления общественной жизни. Это позволяет говорить о том, что право имеет не только волевой, но и властный характер. Подчиняя своей воле граждан, оно не только требует, чтобы его предписания исполнялись, но и умеет добиться их выполнения. Для этого оно располагает аппаратом принуждения, контролирующим соблюдение правовых норм и наказывающим за их невыполнение.

Нормы права в их долженствовательной форме пребывают как в общественном, так и в индивидуальном правосознании, которое представляет собой совокупность духовно-интеллектуальных, эмоционально-чувственных и волевых свойств, позволяющих человеку существовать в сложной системе реальных социально-правовых отношений, адаптироваться к ним, пользоваться их преимуществами и поддерживать их стабильность собственными духовно-практическими усилиями.

Выступая в качестве способности и готовности субъекта к законопослушному поведению, правосознание предполагает: а) понимание субъектом объективной необходимости в правовой оформленности и упорядоченности социальных отношений;

б) уверенность в способности права и закона обеспечить должный социальный порядок;

в) уважение к авторитету законной власти;

г) сознание и чувство ответственности перед необходимостью соблюдения норм права;

д) наличие достаточно сильной воли, позволяющей субъекту противостоять внешним влияниям и внутренним искушениям, толкающим его на путь правонарушений.

Стабильный цивилизованный правопорядок не может держаться на одном лишь внешнем принуждении. Более надежным его оплотом служит развитое, зрелое правосознание граждан. Поэтому цивилизованные государства заинтересованы в создании условий, необходимых для развития духовно богатых индивидуальностей и для зашиты их прав и свобод. В свою очередь, личность с развитым правосознанием склонна рассматривать свои свободы и права как необходимое условие ее цивилизованных, то есть наполненных взаимоуважением и взаимной ответственностью отношений с государством.

Обычно норма права определяется как общеобязательное, формально определенное правило поведения, имеющее трехзвенную структуру — гипотезу (описание тех обстоятельств, при которых следует руководствоваться данной нормой), диспозицию (указание на то, каким должно быть социальное поведение) и санкцию (описание мер воздействия, применяемых к лицам, не соблюдающим предписания данной правовой нормы).

Норма права всегда авторитарна, императивна, категорична. Она не просит правоспособного субъекта выстраивать свои отношения с социальным окружением определенным образом, а требует. При этом ее безапелляционная требовательность основывается не только на авторитете и силе стоящего за ней государства, но и на признании ценности того социального опыта, что сосредоточен в ней. Многие поколения людей входе их практической и духовной деятельности собирали по крупицам этот опыт, который в итоге принял жесткую, почти кристаллическую форму универсальной поведенческой модели.

Каждая норма права содержит в себе скрытое предположение о том, что ее соблюдение необходимо для поддержания социального порядка как состояния, оптимального для исполнения индивидами и сообществами всех жизненно важных функций.

Правовая норма по своему ценностному содержанию представляет собой единство сущего и должного. То есть она не только отображает существенные черты фактических общественных отношений, но и фиксирует имеющуюся тенденцию цивилизационного развития данной социальной системы. Обе эти стороны соединяются в правовой норме и обретают вид типовой формулы социального поведения, отвечающего интересам общества и государства.

Широта социального содержания правовой нормы такова, что она не только предписывает, обязывает и запрещает, но и позволяет, разрешает, дает право, косвенно указывает на широкое пространство социальной свободы, находящееся в распоряжении субъекта правоотношений. Это обстоятельство издавна обрело вид классического положения о том, что в условиях цивилизованного правопорядка разрешено все, что не запрещено законом.

Социология не располагает средствами, при помощи которых норму права, как таковую, можно было бы зафиксировать эмпирически. Будучи идеальной по своему содержанию, она существует не во внешнем социальном пространстве, а только лишь во внутреннем пространстве человеческого духа, то есть в общественном и индивидуальном правосознании. Однако, у правовой социологии есть возможности исследовать противоречия между нормативно-правовыми требованиями и реальными поведенческими отклонениями от них.

М. Вебер ввел в аналитический инструментарий социологической теории понятие идеального типа, которое позволяет пролить дополнительный свет на содержание нормы права. Идеальный тип — это воображаемая, умозрительная модель того или иного социального формообразования, возникающая в результате отвлечения, абстрагирования от конкретного эмпирического содержания данного явления. Если говорить о норме права, то она представляет собой идеальный тип должного социального поведения.

Правовое и неправовое, законопослушное и девиантно-криминальное поведение может пребывать в различной степени удаленности от нормативного образца, от идеальной модели требуемого законом поведения. Социологические методы позволяют фиксировать как возможные несовпадения с образцами такого рода, так и имеющиеся совпадения с ними. В последнем случае предметом эмпирического анализа явится опять же не правовая норма сама по себе, а нормативное поведение людей, отвечающее ее требованиям.

Данное обстоятельство свидетельствует о том, что социология права не может быть сугубо эмпирической дисциплиной, что в ее структуре обязательно присутствие теоретического и метасоциологического уровней. Только там, где социология вплотную приближается к социальной философии, у нее появляется возможность получить представление о сущности правовой нормы как идеальном формообразовании, реально присутствующем в духовно-практической жизни людей.

Зачастую даже религиозно-нравственные запреты, идущие как бы свыше (религиозное сознание уверено, что их источником является Бог), действуют в социальной жизни через механизм права. Запрет приобретает вид самопредостережения: "Могу переступить черту дозволенного, но не переступлю, потому что боюсь уголовного наказания". То есть право и государство способны выступать в глазах верующего проводниками воли Бога. Там, где сугубо религиозные и этические предписания не срабатывают, включается третья нормативная система защиты социума от недолжных, разрушительных форм поведения. Право как бы страхует индивида от опасных искушений, приходит ему на помощь в критические моменты его жизни.

Когда норма права, как идеальная форма, умозрительная модель требуемого поведения, исчезает из индивидуального правосознания, оно с неизбежностью оказывается перед угрозой катастрофического самораспада. Императивное, ценностное, смысловое содержание правовых норм вносит в правосознание общества и личности необходимую структурность, ас ней субъектам сообщается определенная устойчивость, способность противостоять разнородным искушениям деструктивной, асоциальной направленности.

Нормы права можно с полным основанием рассматривать как первоэлементы социально-правовой реальности. Сочетаясь между собой в различные конфигурации естественно-правового и позитивно-правового характера, они создают нормативные пространства с различными степенями цивилизованности. Предписывая индивидам вести себя в обществе определенным образом, они помогают им адаптироваться к динамике меняющихся социальных обстоятельств, избегать острых, гибельных конфликтов с окружающей общественной средой.

Все правовые нормы подразделяются на категорические и гипотетические. Первые имеют вид абсолютных, безусловных требований и характерны прежде всего для естественного права. Они оберегают права человека на жизнь и свободу, защищают его достоинство. Не имея в своем содержании гипотез, они действенны при любых обстоятельствах и не признают никаких исключений. Благодаря им право поддерживает свои связи с более древними по своему происхождению религиозными и нравственными нормативными системами.

Гипотетические нормы действенны лишь при определенных условиях: "Если А, то В". Они составляют содержание позитивного права. Из них складываются конкретные законодательства в конкретных государствах, которые их устанавливают и настойчиво проводят в жизнь.