Социология: учебное пособие

Автор: | Год издания: 2003 | Издатель: Харків: Консум | Количество страниц: 576

Человек социальный как человек юридический

Вместе с развитием цивилизации и культуры "человек разумный" постепенно обретал признаки человека социального, религиозного, экономического, морального. Когда в античном мире стала образовываться социально-правовая реальность, то возникли условия для появления не просто "политического животного" в аристотелевском смысле, а человека юридического.

Если человек социальный — это существо, почти равным образом предрасположенное к созиданию и разрушению, к порядку и беспорядку, то человек юридический — это тип цивилизованного индивидуума, способного самостоятельно перераспределять свою витальную и социальную энергию и вводить свои инстинкты и страсти в русло нормативного, законопослушного существования, умеющего облекать противоречия своей внутренней и внешней жизни в приемлемые для социального окружения правовые формы.

Основная особенность человека юридического — это умение играть социальные роли в контексте цивилизованных правоотношений, наличие развитого правосознания и готовности руководствоваться в своих действиях мотивами, исходящими из его сфер. Это отнюдь не легкое дело. Человек разумный, как вид и тип, не имеет законченной, раз и навсегда установившейся формы, а пребывает в процессе непрестанных изменений. Будучи не тождествен самому себе, он постоянно выходит за собственные пределы. Так, вполне приемлемая, казалось бы, социальная форма, найденная вчера, может перестать вмещать сегодняшнее содержание и начать разрушаться под его напором. В этом нет трагедии, поскольку в преодолении установившихся границ заключается универсальный смысл человеческого бытия. Переступая некие пределы, человек способен сказать и "да" и "нет" той реальности, что поджидает его за чертой. Он может выступить и ее сторонником, и ее противником, принять на себя роль либо созидателя, либо разрушителя. Все это чрезвычайно усложняет процесс конституирования индивидуального правосознания, насыщает множеством противоречий социодинамику становления человека юридического.

Социальность, выступающая в виде цивилизованности, позволяет человеку юридическому облекать свои интересы и потребности в формы, соразмерные социальным обстоятельствам и вписывающиеся в нормативные рамки права. Развитое правосознание наделяет его своего рода иммунитетом против искушений имморального, неправового, криминального характера. Оно удерживает его от опасных, асоциальных форм трансгрессивного поведения, от падений в бездну деструктивного своеволия, гибельной вседозволенности.

Существует необходимость отличать человека юридического от человека государственного. Критерием различения служит традиционное разграничение между правом и законом. Если человек юридический служит праву, то есть в первую очередь универсальным принципам естественного права, то человек государственный — слуга закона, господствующего в данном государстве в данное время. Последнего не смущает, что этот закон (законы) может противоречить общечеловеческим нормам естественного права, быть глубоко антигуманным, несправедливым, то есть представлять собой образчик неправа. Человек государственный с бездумным послушанием и механической исполнительностью готов подчиняться ему и проводит его в жизнь.

Если для антропосоциологии предметом ее исследовательского интереса является человек социальный, то для антропосоциологии права ее предмет конкретизируется: она сосредоточивает свое внимание на таких ипостасях человека социального, как человек юридический, человек государственный и человек преступный. В последнем случае ее познавательные устремления пересекаются с устремлениями криминологии. Различие их подходов заключается в том, что антропосоциология права и преступления разворачивает свои исследовательские программы на более широком проблемном поле. Ее интересует весь комплекс антропологических и социальных оснований, все те глубинные свойства человеческой природы, которые на протяжении истории цивилизации заставляли и заставляют людей нарушать ими же самими устанавливаемые нормативные ограничения.