Социология: учебное пособие

Автор: | Год издания: 2003 | Издатель: Харків: Консум | Количество страниц: 576

Социальный порядок и преступность

С тех пор как существуют цивилизованные представления о социальном порядке, человек вынужден жить и действовать внутри создаваемого его усилиями нормативно-ценностного пространства. Его активность направляется, регулируется, усиливается или, напротив, тормозится, сдерживается воздействием на него социальных норм и ценностей, которые предназначены стимулировать созидательную деятельность и блокировать деструктивные намерения и усилия. В тех случаях, когда функция блокирования не срабатывает и человеческие действия выходят далеко за пределы норм цивилизованного общежития и, в частности, за пределы уголовно-правовых норм, возникает феномен преступления.

Поскольку у животных, не имеющих цивилизации, нети преступлений, то можно утверждать, что в каузальном, причинно-следственном аспекте цивилизация "первична", а преступность "вторична". Без нормативных ограничений, возведенных цивилизацией ной системой, понятие преступления не имеет смысла. Только нарушение установленных цивилизацией, государством, уголовным законодательством юридических норм превращает человека в преступника.

Цивилизационный социальный порядок держится на уравновешенных отношениях бесчисленных пар сбалансированных противоположностей.

На одно и то же основание, каковым является человеческая цивилизация, опираются право и неправо, социальный порядок и преступность.

Противоборство созидательных и разрушительных начал подчиняется в каждом конкретном случае соответствующей логике. В результате часто получается так, что деструктивные и конструктивные потенциалы противоречий взаимно уравновешиваются.

Преступления, будучи деструктивны по своей природе, выступают источником возмущающих воздействий, оказывают негативное влияние на экономические, политические, правовые и моральные устои социального порядка. Они как бы взламывают те нормативные препятствия, что ограждают социальную жизнь от всего опасного и нежелательного, от того, что мешает ее нормальному течению и продуктивному развитию. Они вносят в существующий социальный порядок элементы беспорядка.

Криминологи отмечают, что практически во всех больших городах существуют ареалы, не контролируемые органами правопорядка. Это локальные очаги преступности, наркомании, проституции, алкоголизма, где царит варварское, кулачное право сильного. Представляя большую социальную опасность, они, тем не менее, существуют как "особые приметы" урбанизированной цивилизации, и уверенности в том, что их можно полностью ликвидировать, нет ни у полиции, ни у властей.

Даже в самых благоустроенных обществах преступность продолжает сохраняться, и ее уровень редко опускается ниже установившихся и ставших традиционными отметок. Могут меняться соотношения крупных и мелких преступлений, но сами они, ни те, ни другие, не исчезают.

В качестве следствия, порождаемого цивилизацией, в роли логической производной от нее преступление может рассматриваться как социальная аномалия, радикально противоречащая нормам, в соответствии с которыми существует цивилизованное сообщество. Тот заряд отрицания, тот деструктивный потенциал, который несет в себе преступление, делает его как бы совершенно чужеродным образованием в социальном теле цивилизации. Но в том же самом качестве производного социального следствия, порождения цивилизации, преступность выглядит как если не нормальное, то, по крайней мере, закономерное и неизбежное явление в ее жизни. Так возникает антиномия: "Преступность — социальная аномалия, несовместимая с нормами цивилизованного общежития. (Тезис). — Преступность — закономерное, необходимое и в этом смысле "нормальное" явление в жизни цивилизованного общества. (Антитезис)".