Социология: учебное пособие

Автор: | Год издания: 2003 | Издатель: Харків: Консум | Количество страниц: 576

Социальная несправедливость как неправосудность

В сочинении "Никомахова этика" Аристотель рассматривает как социально-этические, так и философско-правовые вопросы. Пятая книга этого труда посвящена анализу категориальной антитезы "правосудность — неправосудность". Правосудностью Аристотель именует законопослушание, справедливость, а неправосудностью — несправедливость, своекорыстие, склонность переступать черту закона.

Законы, которые уже по самой своей сути правосудны, призваны обеспечивать общественное благополучие. Они стоят на страже порядка и добродетели и запрещают драться, браниться, блудить, насильничать и т. д. Их требования адресованы всем сразу и каждому в отдельности.

Если правосудность — это часть добродетели в целом, то неправосудность — составная часть порочности. Тот, чьи действия соответствуют определенным порокам, действует неправосудно, противозаконно. Аристотель считает, что целые группы отдельных неправосудных дел можно возвести к какому-либо главенствующему пороку. Для разнообразных форм прелюбодеяний, например, таким исходным пороком является распущенность. Если человек в соответствии с сознательным выбором, то есть преднамеренно причиняет вред кому-либо, он поступает неправосудно. Тот же, кто оказывается жертвой неправосудного поступка, по выражению Аристотеля, — "терпит неправосудие" против своей воли.

Говоря о распределяющей справедливости, Аристотель относит ее к проявлениям правосудности. Когда же она нарушается и распределяющий уделяет одним больше благ, а другим меньше, то его действия неправосудны. Субъективным источником всех неправосудных деяний выступает свободная воля. Когда, к примеру, совершается убийство, то нельзя говорить о неодушевленном предмете, которым убита жертва, а также о руке, наносившей удары, и даже о слуге, выполнявшем приказ хозяина (если убийца — слуга), что они действовали неправосудно. Все они служили орудиями, у которых нет возможности свободно, самостоятельно принимать решения. Можно обвинять в неправосудности судью, который намеренно, своекорыстно, ища благодарности или добиваясь мести, выносит несправедливое решение. Но если судья чужд всем этим соображениям и одновременно пребывает в неведении относительно тех или иных обстоятельств дела, то вынесенное им судебное решение является неправосудным только по отношению к осужденному. Применительно же к самому судье оно не может быть названо неправосудным.

Аристотель утверждает, что люди ошибаются, полагая, будто только от них зависит правосудность или неправосудность деяния. Даже располагая свободой принятия решений, они вынуждены считаться с множеством обстоятельств, которые с силой воздействуют на их поведение, а также с существующими обычаями, нормами морали. Так, человек в бою, даже если бы он и хотел бросить щит и бежать от врага, не действует таким неправосудным образом, поскольку находится во власти жестких моральных обязательств.

Для Аристотеля неправосудность проявляется не только в противозаконной деятельности отдельных субъектов, частных лиц, но и в неправовых действиях органов, призванных осуществлять правосудие. Сводя правосудность к добродетели, а неправосудность к порочности, он тем самым рассуждает в русле естественно-правовой парадигмы, для которой понятие этического первичнее правового и шире его.