Социология: учебное пособие

Автор: | Год издания: 2003 | Издатель: Харків: Консум | Количество страниц: 576

Социодииамика энтропии

Нарастающая, углубляющаяся энтропия проходит несколько основных этапов.

1. Социальный кризис

Кризис наступает там, где начала совершаться неконтролируемая диссоциация (медленное рассеивание) структур и целостностей в социальном пространстве. Общественная система утрачивает внутреннюю уравновешенность. Повсеместно возникают непредвиденные изменения дисфункционального характера, ведущие к тому, что отдельные элементы и целые блоки начинают друг за другом выходить из-под контроля. Происходит явная эрозия государственных структур. Перестают с должной эффективностью функционировать социальные институты. Обостряется борьба за власть между политическими группировками, мотивации которых все более криминализируются.

В социальных процессах возрастает степень непредсказуемости происходящих изменений, повышается роль случайных факторов, широко распространяются антатонизированные умонастроения. Существенно понижается ценность человеческой жизни как чужой (рост преступности и, в частности, убийств), так и своей собственной (рост количества самоубийств). Не случайно Гегель характеризовал переходные эпохи как время самых возвышенных, героических подвигов и самых чудовищных преступлений.

Большинство людей на время как бы утрачивают способность создавать конструктивные новшества, которые позволили бы интегрировать общество и крепить государство. Исчезает и способность формулировать объединяющие всех людей, все социальные слои идеи и идеалы.

Социальная система может начать сползание от законопорядка к аномии при попытках социальных субъектов решительно и резко заменить существующий порядок на новый. В таких случаях система чаще всего ускоренно погружается в кризисное, предкатастрофическое состояние. На фоне обстоятельств, разрушающих обветшалые социальные формы, появляются субъекты (индивиды и группы), полагающие, что необходимо усугубить действенность разрушительной тенденции и попытаться заодно уничтожить все то, что стоит на пути к полному обновлению жизни. Исполненные не гати висте кого пафоса, они выступают в роли настоящих фурий разрушения.

Происходящий отрицательный отбор изменяет сущность всей системы. Отрицательная обратная связь правовых институтов с аномийной средой ведет к тому, что право оказывается в состоянии инволюции: деформируются его структуры, утрачивается его былой цивилизующий потенциал.

2. Социальная катастрофа

Перед тем как внутри системы начинаються катастрофические, лавинообразные процессы, система непременно пребывает в крайне неустойчивом состоянии. И тогда самая, казалось бы, незначительная случайность способна выступить в роли либо спускового крючка, либо того первого камня, который увлекает за собой целую лавину.

Катастрофа — это пиковая фаза социального кризиса, когда рассеивание, распад цивилизационных структур начинают происходить гораздо быстрее, чем прежде, и процесс приобретает лавинообразный характер. Хаос, имевший прежде очаговый характер и локализованный в пределах отдельных участков социальной системы, теперь прорывается на уровень макропроцессов, грозит стать всеохватным, тотальным.

Социальная диссоциация как распад целостностей государства, общества, цивилизационной системы, повсеместные разрывы скреплявших их связей ведут к тому, что гигантское социальное "тело" начинает как бы заживо разлагаться.

Изменения внешних условий происходят теперь уже с такой скоростью, что абсолютное большинство людей не успевают адаптироваться к ним и многие как бы выпадают из привычных социальных ячеек, что неизменно ведет к разрушению поведенческих стереотипов, падению нравов и росту преступности. Когда в России процесс перестройки вышел из-под контроля и начал обретать все признаки социальной катастрофы, то за первое пятилетие 1990-х гг. преступность возросла в 2, 3 раза, а число тяжких преступлений, связанных с убийствами, увеличилось в 3 раза.

Дезорганизационные процессы повсеместно переходят в деструктивные, которые оказывают на человеческое поведение не социализирующее, а преимущественно десоциализирующее, биологизирующее воздействие. Дремлющие в глубинах человеческого подсознания агрессивные начала, прежде успешно блокировавшиеся цивилизационными нормативными структурами, теперь, когда последние оказываются полуразрушенными, становятся бесконтрольными и активно заявляют о себе множеством разнообразных эксцессов имморального и противоправного характера. Множество людей оказываются ввергнутыми в экстремальные условия, чреватые для них моральными деформациями, экзистенциальными катастрофами, страданиями, духовной и физической гибелью.

Обнаруживаются три основных типа катастрофических разрушений:

1) цивилизационная катастрофа - распад основных социальных институтов (экономических, правовых, политических и др.), составлявших "костяк", остов всего социального "тела" локальной цивилизации;

2) культурная катастрофа — разрушение основополагающих нормативно-ценностных начал духовного, религиозного, нравственного характера, придававших человеческому общежитию гуманистическую оформленность;

3) антропологическая катастрофа - негативные мутации в самом типе человеческой личности, деформации в психике, мышлении, заставляющие говорить об опускании человека на более низкую ступень социокультурного развития.

3. Социальный взрыв

Исчезает очевидная логика в смене событий. В хаосе вздыбившегося мира все начинает сталкиваться со всем. Человеку, пребывающему внутри этого хаоса, кажется, что на него обрушилась невиданная масса зла, испытаний и страданий, что наступил "последний катаклизм", что гибнут устои миропорядка, разрушается сама субстанция цивилизации, распадаются все ее скрепы, и тогда из его сердца исторгается библейский стон: "Объяли меня воды до души моей".

В этих условиях история, социальное бытие воспринимаются людьми уже не как поступательный, рационально объясняемый, имеющий внутреннюю логику и разумное оправдание процесс, но как нечто дисфункциональное и абсурдное, как насыщенное аритмическими перебоями сползание социума к пропасти исторического апокалипсиса.

Судьба государства видится им уже не как существование благоразумного сверхсубъекта, неуклонно восходящего по ступеням прогресса, а сами себя они воспринимают уже не как здравомыслящих существ, призванных достичь состояния цивилизованного порядка и общей гармонии; на смену этим классическим социогуманитарным ориентирам и формулам приходят иррациональные образы "бесов" саморазрушения, будто бы вселившихся в людей и стремящихся увлечь их в пучину хаоса и гибели.

При всем разнообразии причин и источников лезорганизационных и деструктивных процессов, большинство разрушений осуществляется по инициативе и при активном участии конкретных социальных субъектов-индивидов, групп, общностей, находящихся в плену определенных идей и умонастроений, стремящихся провести в жизнь свои убеждения, отстоять собственные интересы. Поэтому уничтожение людьми основ собственного существования выглядит как разновидность социального суицида.

Атмосфера социального взрыва предстает как настоящее, полное непредсказуемых возможностей и с не предугадываемым будущим. "Настоящее, — писал известный культуролог Ю. М. Лотман, — это вспышка еще не развернувшегося смыслового пространства. Оно содержит в себе потенциально все возможности будущих путей развития. Важно подчеркнуть, что выбор одного из них не определяется ни законами причинности, ни вероятностью — в момент взрыва эти механизмы полностью отключаются. Выбор будущего реализуется как случайность... Доминирующим элементом, который возникает в итоге взрыва и определяет будущее движение, может стать любой элемент из системы или даже элемент из другой системы, случайно втянутой взрывом в переплетение возможностей будущего движения. Однако на следующем этапе он уже создает предсказуемую цепочку".