Социология: учебное пособие

Автор: | Год издания: 2003 | Издатель: Харків: Консум | Количество страниц: 576

Социология и антропосоциология

Один из крупнейших мыслителей XX в. Карл Ясперс считал, что существуют три основные науки о человеке — это социология, психология и антропология. Для него основным предметом социологии являлась диада "человек — социум".

К. Яслерсу вторит современный американский социолог Н. Дж. Смелзер, определяющий социологию как способ изучения людей, который позволяет узнать, почему люди ведут себя так, а не иначе, почему они образуют группы, женятся, голосуют, молятся, воюют и т. д. В этом определении также важен акцент, явственно сделанный не на социальных структурах, а на человеке.

Нет ни одного социального института, ни одной социальной формы, которые существовали бы исключительно для самих себя. Созданные усилиями человека, энергией его разума и воли, они предназначены обслуживать его нужды, удовлетворять его интересы. В полной мере это относится и к праву. Возникшее и продолжающее существовать как результат целенаправленной деятельности социальных субъектов — индивидов, групп и больших сообществ — право по своей природе и функциям замыкается на человеке. Не случайно первая статья "Всеобщей Декларации прав человека" открывается антропологической преамбулой, которая гласит; "Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства". В этой преамбуле сосредоточен важный этический смысл: она обращает внимание на то, что человек — это существо, заслуживающее безусловного доверия. Без этой презумпции веры в изначальное благородство человеческой натуры право не может существовать в качестве социокультурного механизма. В противном случае ему ничего не оставалось бы, как играть роль репрессивного орудия.

Именно человек как живое существо, физическое лицо, дееспособное, вменяемое (отвечающее критериям умственного здоровья) является главным субъектом права. Поэтому, изучая правовую реальность при помощи средств социологической теории, мы можем в абсолютном большинстве случаев говорить не о социологии права, а об антропосоциологии право.

В антропосоциологическом ключе можно трактовать почти любую конкретную социологическую теорию. Так, например, мы можем говорить об антропосоциологии К. Маркса, рассматривавшего экономические интересы людей как главную движущую силу социальной жизни. Можно трактовать в качестве антропосоциологии и теорию 3. Фрейда, доказывавшего, что важнейшим двигателем человеческих действий в обществе является сексуальная энергия — либидо и т. д.

Собственно социология, "чистая" социология, без антропологического компонента в своем названии, уделяет первостепенное внимание социальным формам как таковым, а человек для нее нередко — периферийный объект. Она его, конечно же, не упускает из поля зрения, но он для нее часто является не более чем статистом на сцене, где главные роли отведены различным социальным системам, подсистемам, структурам, институтам и т. п.

У антропосоциологического подхода, в отличие от чисто социологического, имеется своеобразие. Оно заключается в присущей ему содержательно-смысловой доминанте: на передний план выходит сугубо человеческий (антропный) фактор и все интересующие социолога социальные формы рассматриваются сквозь его призму. То есть социология превращается из "социоцентри-ческой" дисциплины в "антропоцентрическую".

В самом общем плане человеческое существование внутри социально-правовой реальности — это двуединый процесс, включающий динамику мотивов и поступков. Каждый поступок предполагает побудительный мотив, рационально сконструированный план действий, нацеленные на его реализацию волевые усилия и конкретные действия. Действие может быть биологическим актом, социальным поступком и духовным деянием. Социология, в силу специфической направленности ее теоретических интересов, наибольшее внимание уделяет поступкам людей. Она при этом не абстрагируется от витальных и духовных компонентов, присутствующих в каждом социальном действии и поступке, но учитывает их лишь в той мере, в какой они определяют содержание, структуру и направленность поступков.