Социология: учебное пособие

Автор: | Год издания: 2003 | Издатель: Харків: Консум | Количество страниц: 576

Криминальное поведение

Преступление, как наиболее характерное проявление криминального поведения, — это одна из наиболее опасных форм деструктивной активности индивидов и групп, вносящий грубый дисбаланс в ситуации колеблющихся, неустойчивых равновесий, на которых держится цивилизация. Направленные против конкретных лиц, их жизни, здоровья, достоинства, собственности, против ценностей цивилизации и культуры, преступления разрушают экономические, правовые, моральные устои социальной системы.

Именно поэтому цивилизация вынуждена в целях самосохранения создавать нормативные, защитные, репрессивные и многие другие специальные средства для борьбы с преступностью. В итоге противоречие между цивилизацией и преступностью обретает черты перманентного антагонизма, нескончаемой очаговой гражданской войны со всеми присущими ей атрибутами — применением насилия с обеих сторон, сражениями, убийствами, жертвами и лишь временными затишьями. Когда Г. К. Честертон назвал преступников детьми хаоса и варварства, поборниками древней свободы волков, а про цивилизованных людей сказал, что они живут как в крепости, защищаемые стражами порядка, он лишь красноречиво обозначил все тот же антагонизм между проявлениями докультурно-варварских, первобытно-деструктивных начал в личности преступника и сражающимися с ними защитниками цивилизации и ее правовых устоев.

Только на первый взгляд может показаться, что человек с развитым морально-правовым сознанием и преступник с криминальными ориентациями существуют в соответствии с разными психологическими алгоритмами. На самом деле между психологией законопослушного гражданина и психологией преступника нет принципиальных различий. Психика обоих функционирует в соответствии с одними и теми же закономерностями, хотя и до известных пределов.

Различия начинаются на самых высоких уровнях психики — в мотивационных сферах, соприкасающихся с областями нравственных и экзистенциальных вопросов человеческого существования.

Криминальное сознание противопоставляет общепринятой системе морально-правовых ценностей собственную иерархию ценностей и норм. Его аргументационно-мотивационная деятельность разворачивается при этом в двух направлениях. С одной стороны, это исполненные деструктивного азарта нападки на традиционные ценности, а с другой — попытки теоретически и даже философски обосновать правомерность собственных имморально-неправовых притязаний. Сведенные вместе, эти два направления интеллектуальной деятельности выступают как радикальная внутренняя переоценка ценностей. Порой этот сложный умственный труд берут на себя профессиональные философы, оказывающиеся в итоге вольными или невольными идеологами либо уголовного, либо политического криминалитета.

Социальное поведение преступника складывается из трех основных фаз-этапов: 1) предкриминальное поведение, предшествующее преступлению; 2) поведение в момент преступления; 3) посткриминальное поведение, в котором отчетливо просматриваются следы участия в преступной акции.

Криминальное поведение может иметь также и вид недеяния или преступного бездействия. Важный вклад в прояснение этого вопроса внес немецкий юрист А. Меркель. Он исходил из разграничения правовых норм на запретительные, не позволяющие причинять вред кому-либо, и повелевающие, то есть требующие определенных действий по защите, охране определенных благ или чьих-либо интересов. Нарушение первых Меркель предложил трактовать как преступное действие, а нарушение вторых -как преступное бездействие.

Преступления деструктивны по своей изначальной сути и потому несовместимы с нормальной жизнью цивилизованного общества. Их разрушительная природа проявляется в том, что они направлены не только против конкретных граждан, но и против самих же субъектов преступлений, поскольку разрушают остатки того лучшего, социально ценного, что еще продолжает сохраняться в их личностях. Цивилизация и культура всегда были вынуждены развиваться в борьбе с этой таящей в себе множество опасностей, деструктивной, гибельной реалией.

Совокупность психических, волевых, ментальных свойств, позволяющих индивиду противопоставлять общепринятой системе морально-правовых ценностей альтернативную иерархию ценностей и норм, именуется криминальным сознанием. Если сознание обычного, законопослушного гражданина существует в двух нормативно-ценностных мирах (в метафизической сфере абсолютных ценностей и норм и в социальном мире относительных норм и ценностей морали и права), то криминальное сознание пребывает еще и в третьей сфере нормативно-ценностной реальности преступного мира. При этом главным и подлинным оно считает только третий мир, противопоставляя его двум остальным, сакральному и официальному.

Преступник предстает как лицо, выпавшее из культуры, как персонификация негативного отношения к ее ценностям. Криминальное сознание, существуя внутри социокультурной реальности, способно породить из ее же собственного смысла ее отрицание. Оно всегда несет в себе готовность к восстанию против регулятивных функций норм цивилизации и ценностей культуры, воспринимая их как репрессивные механизмы, ущемляющие его свободу.

Мотивационно-аргументационная деятельность криминального сознания разворачивается в двух направлениях: с одной стороны — это деструкция традиционных культурных нормативов, а с другой — попытки доказать обоснованность собственных имморально-неправовых притязаний. Когда криминальное сознание само стремится проделать работу по экзистенциальному обоснованию своих а нормативных ориентации, оно либо наделяет преступление не свойственным ему, а лишь приписываемым, оправдательным смыслом, либо же входит в состояние фрустрации или смыслового вакуума, когда с пути, ведущего к преступлению, убираются все внутренние, мотивационные препятствия религиозного, этического и правового характера. Так, констатирующие суждения "Бог мертв" или "Бога нет" способны породить, наряду с ощущением вседозволенности, также ощущения пустоты и бессмысленности сущего и, как следствие, нарастание агрессивности и готовности к деструктивно-криминальной активности.

Основные философские аргументы, оправдывающие позицию криминального сознания: 1) бессмысленность бытия и отсутствие в мире каких-либо объективных и общеобязательных нормативных начал; 2) неустранимость дисгармоний в мире, где все изначально уродливо искажено и потому, по сути, нет разницы между добродетелью и пороком, подвигом и преступлением; 3) принципиальное несовершенство человека, наличие неустранимых антропологических изъянов, с силой рока толкающих людей на преступления; 4) трансгрессивность, не позволяющая человеку существовать только в пределах определенных социальных нормативов и постоянно провоцирующая его на нарушения существующих нравственно-правовых запретов; 5) подверженность человека внешним воздействиям естественных, социальных и метафизических причин, превращающих его в преступника; 6) существование особого разряда людей с выдающимися интеллектуально-волевыми качествами, возвышающимися над остальными и потому имеющими право нарушать общепринятые нормы морали и права.

Криминальное сознание может отличаться и совершенным отсутствием каких-либо форм рефлексии, чрезвычайной узостью кругозора. А это оборачивается для индивида неумением видеть и учитывать альтернативы своим действиям, а также привычкой ссылаться на неодолимую силу внешних обстоятельств. Так, по данным криминологов, 18 % лиц, совершивших убийство, считали, что у них не было другого выхода. А 45 % лиц, осужденных за тяжкие преступления, считали, что в аналогичных ситуациях преступление совершили бы большинство людей.

Наиболее опасной, предельной акцией криминального поведения является убийство. Оно представляет собой тяжелейшее из уголовных преступлений, заключающееся в насильственном изъятии у человека (жертвы) его главного естественного права - права на жизнь. В качестве одного из главных драматургических сюжетов убийство имеет давнюю традицию мифопоэтических, художественных, социально-философских и научно-теоретических (криминологических) осмыслений.

В криминальной коллизии важная роль отведена жертве, то есть субъекту, пострадавшему от преступного насилия. От латинского victima (жертва) произволен термин "виктимологня", обозначающий специальную дисциплину по исследованию проблематики, связанной с поведением жертв преступлений. Возникшая в середине XX в., виктимология использует психологические и социологические методы анализа.

Отношения между жертвой и преступником относятся к наиболее острым из всех возможных социальных противоречий. Это социальный конфликт в форме антагонизма, содержащий возможности для нанесения максимального вреда его участниками друг другу, вплоть до физического уничтожения одной из сторон в ходе нападения и защиты. Виктимно-криминальнмй антагонизм не является субъектно-объектным отношением, где преступник — субъект, а жертва — объект. Это полноценное субъектно-субъектное взаимодействие, в котором определяющую роль играет встречная, обоюдная детерминация поведения сторон. Не только преступник ведет себя как активное лицо, стремящееся превратить контрагента в жертву, субъекта в объект. Жертве также присуща определенная линия социального поведения, оказывающая непосредственное воздействие на преступника. Это может быть явно выраженная агрессивность, которая стимулирует еще большую встречную агрессивность и в значительной степени способствует совершению преступления. Так возникают многие бытовые преступления. Другой тип поведения жертвы — это пассивность, заторможенность реакций, которые провоцируют у преступника чувство безнаказанности и тем самым могут опять же активизировать его действия.

В роли жертвы могут выступать не только индивиды, но и общности, организации. К жертвам относятся социальные субъекты, пострадавшие как от уголовных преступлений, так и от террористических актов государственно-политического геноцида, понесшие физический, психологический, моральный, социальный, экономический ущерб.