Социология: учебное пособие

Автор: | Год издания: 2003 | Издатель: Харків: Консум | Количество страниц: 576

Социальное "Я"

Есть основания говорить о двух формах социальности — внешней, объективной, надличной и внутренней, субъективной. Первая представляет собой все многообразие проявлений общественной жизни, имеющих социогенный характер, интерсубъектные формы существования и функциональную ориентированность на обслуживание всех видов коммуникаций и взаимодействий между людьми. В ее состав входит и весь совокупный социальный опыт, которым располагает и активно пользуется данная общность. Вторая форма социальности — это тот социальный опыт и те социальные качества, которые являются личным достоянием отдельного человека. Новорожденный человек не обладает социальностью, а располагает лишь возможностью, потенциальной предрасположенностью к ее обретению. Лишь под непосредственным влиянием социального окружения эта возможность превращается в действительность.

Внешняя социальность вторгается в жизнь человека с момента появления его на свет и постепенно пропитывает каждый атом его существа, заполняет пространство его расширяющегося внутреннего мира. Этот процесс обычно называют социализацией, или интериоризацией, то есть превращением внешнего социального опыта во внутренний, его перемещением из внешнего социального пространства в интерьер внутреннего мира личности. Групповой опыт конкретных общностей и универсальный опыт, являющийся всеобщим достоянием человечества, становятся постепенно индивидуальным достоянием, обретают специфически личностную окрашенность. Объективная социальность принудительна, императивна, заставляет человека чувствовать, думать и действовать сугубо определенным образом. Человек может не замечать этих вторжений и постоянного присутствия объективной социальности в своей жизни, подобно тому, как он не замечает присутствия воздуха, который вдыхает. Объективная социальность многокачественна и ее воздействия на личность много-плановы — от незначительных до масштабных, от слабых, едва

заметных до грубых, насильственных, от благотворных до разрушительных. Если социальный опыт имеет негативную окраску и на нем лежит печать девиантности, криминальности, то он может породить разрушительные следствия в нормативно-ценностных структурах внутреннего мира личности.

Социальность имеет свойство унифицировать человеческое поведение, подчинять его типовым нормативам, вводить его разнообразные проявления в общее для всех русло, усреднять и стереотипизировать их, то есть заставлять действовать "как все", "как надо", "как должно".

Итак, внутренняя социальность выступает как совокупность приобретенных человеком качеств, навыков, свойств психики, сознания, поведения, обеспечивающих его способность существовать в обществе и выполнять разнообразные социальные функции в составе разнообразных общественных групп, объединений, корпораций, выступая при этом не в качестве суверенной личности, а в роли выразителя интересов данной общности. Человек здесь представляется себе и окружающим неделимой частью социума, зависимым от него, подчиненным ему, детерминируемым внешними социальными механизмами и выступающим в качестве "типичного представителя" народа или государства, класса или партии, группы или коллектива.

Социальность формируется в ходе образования разнообразных связей человека с другими людьми. Ее творцами выступают в значительной степени ближайшее и отдаленное окружение, внешняя социальная среда. Данная ипостась человеческой психики заставляет индивида пребывать во власти социальной необходимости, ставить общественное выше личного, долг выше свободы, соблюдать государственные интересы, гражданские обязанности, морально-правовые требования и запреты, соответствовать определенному социальному статусу, играть требуемые социальные роли, носить и, при надобности, менять общепринятые, типовые социальные маски. Каждая социальная маска, как совокупность словесных, жестовых, мимических навыков, функциональна, то есть обслуживает определенные виды социальных взаимодействий и позволяет при этом избегать ненужных трений и столкновений, скрывать, при необходимости, свои истинные чувства. Существуют маски вежливости, невмешательства, толерантности, почтительного внимания, спокойного равнодушия, веселья, торжественности, грусти, скорби, решительной готовности не дать себя в обиду и т. п. Чем выше степень цивилизованности личности, тем большим набором социальных масок она располагает, тем большее количество социальных ролей ей по плечу.

С позиций социальности смотрел на человеческое существование Шекспир, когда писал, что "вся жизнь — игра, и люди в ней — актеры, и каждый не одну играет роль...".

Концепция ролевого поведения получила в XX в. развитие в работах американских социологов Дж. Мида и Т. Парсонса. Они исходят из способности личности играть, если требуется, в данный момент в данном месте нужную ему социальную роль, под которой понимается типовая поведенческая модель. В соответствии с этой моделью человек обязан уметь выстраивать свое поведение так, чтобы оно соответствовало общественным интересам и ожидаемым требованиям конкретного социального окружения.

Социально-ролевое поведение всегда нормативно и может подчиняться самым разным регуляторам политического, правового, идеологического, морально-этического, эстетического характера. Вместе с тем, будучи жестко регламентированным одним классом норм, оно может идти вразрез с нормативно-ролевыми стереотипами другого класса, как это бывает, например, в случаях с ролевым поведением членов преступных группировок.

Процесс социализации личности всегда предполагает освоение ею стереотипов различных видов ролевого поведения, а вместе с ними и развитие способности полноценно существовать внутри всех нормативных сфер, которыми располагает цивилизованное общество.

Социальное "Я" сознает свою зависимость от корпоративного, общего "Мы", подчиняется ему, ставит его интересы и нужды выше собственных. В русле умонастроений такого рода в период Серебряного века родились концепции "соборной личности", "симфонической личности", в которых социальное довлеет над индивидуальным В них особо подчеркивается характерная особенность социального "Я" — его умение и готовность ценить не свою личную автономию, а собственную причастность к общему "Мы", рассматривать ее как величайшую ценность, ставить долг выше свободы, внешнюю нормативность выше индивидуального хотения.

Обладание социальностью предполагает способность личности подчиняться требованиям общественного мнения, морали и законности, разрешать возникающие противоречия в пользу целого, а не части. В тех случаях, когда обществу, в силу тех или иных причин, не удается успешно и своевременно осуществить процесс социализации, ему приходится затем дорого расплачиваться за неудачу. Криминологам хорошо известна социальная формула, гласящая, что государство платит за тюремно-лагерное содержание осужденного в тридцать раз больше той суммы, которую оно потратило бы на своевременную воспитательно-профилактическую работу с ним.

Когда на человека смотрят как на гражданина, члена коллектива, "производительную силу", участника производственных отношений, обладателя определенной профессии, звания, должности, титула, — это означает, что во внимание берется прежде всего его социальность.

Деятельность социального "Я" имеет не инстинктивный, а сознательный характер и предполагает у личности способность мыслить, анализировать, оценивать, принимать решения, переводить при помощи волевых усилий свои оценки и решения в действия и поступки. Из всего этого складывается социальное поведение человека, представляющее собой цепь взаимосвязанных, внешне наблюдаемых поступков в общественной среде, сопровождающихся соблюдением или нарушениями социальных норм.

Социальное бытие человека двойственно. С одной стороны, это жизнь личности в социуме, а с другой — жизнь социума в личности. Во втором случае это выглядит как функционирование социального "Я" в качестве полномочного представителя социума в духовном мире человека, в его мотивационной системе.

Социальное "Я" личности, в отличие от ее витального и духовного "Я", в наибольшей степени предрасположено отзываться на внешние социальные воздействия. Преимущественно через его нормативно-ценностные структуры криминогенная среда способна воздействовать на индивидуальное поведение, криминализировать его.

Если через витальное и духовное "Я" осуществляется, по преимуществу, аутодетерминация индивидуального поведения, то через социальное "Я" идет внешняя детерминация. Социальное "Я" обладает наименьшей самостоятельностью и сопротивляемостью по отношению к социальным обстоятельствам, социальной среде.

Э. Фромм разработал концепцию социального характера, под которым он понимал общие сходные черты в индивидуальных характерах членов одной общности. Социальный характер возникает в результате общего образа жизни и общих переживаний и выступает связующим звеном между индивидуальной психической сферой и социально-экономическими структурами общества. Экономическому базису свойственно создавать определенные типы социального характера, которые, в свою очередь, продуцируют определенные идеи, культурные ценности и нормы. Далее обнаруживается противоположная связь: идеи, ценности и нормы воздействуют на социальный характер, а тот — на экономический базис. Таким образом, социальный характер оказывается в центре общественной жизни. Сосредоточенная в нем энергия способствует интенсивному функционированию социума, влияя на его материальные и духовные процессы.

Социальность может обнаруживаться в стихийно-бессознательных формах, когда человек, существуя среди других людей, не вдумывается в смысл связывающих его с ними отношений и не вникает в суть тех норм, которым подчиняется.

Социальное "Я" способно не только требовать от личности соблюдения социальных норм, но и подталкивать ее к нарушению существующих в обществе запретов. Во втором случае у социального "Я", как правило, слабо развита способность к морально-правовой саморегуляции. Ради таких форм социального самоутверждения, как, например, деньги и власть, оно может пойти на нарушения закона.

Совершению преступления может способствовать ослабление социальных и особенно моральных контактов с людьми, внутреннее самоотчуждение, настроения мизантропии и ожесточения. Это может происходить на фоне общей бедности духовных потребностей и интересов или в случае их крайней извращенности.