Социология: учебное пособие

Автор: | Год издания: 2003 | Издатель: Харків: Консум | Количество страниц: 576

Предупреждение и разрешение конфликтов

Между возникновением какой-либо острой социальной проблемы с признаками "яблока раздора" и временем, когда она, достигнув кульминации, начнет активно генерировать конфликтные ситуации, существует временной промежуток, когда грядущий конфликт можно еще успеть предотвратить. Западные социологи называют этот латентный период вызревания конфликта "таймированностью". Если лица, заинтересованные в превентивном погашении конфликтогенных процессов, будут действовать энергично и целенаправленно, то они смогут изменить логику и направленность разворачивающихся событий, резко смягчить остроту проблемы и тем самым существенно приуменьшить, а то и совсем нейтрализовать деструктивный потенциал зародившегося конфликта.

Для подобной практики в цивилизованном обществе имеются все необходимые средства. Ведь важнейшей особенностью общественного бытия людей является то, что оно рождает и воспроизводит не только бесчисленное множество социальных противоречий, но и не меньшее число условий и предпосылок, необходимых для их разрешения. Но если противоречия возникают большей частью помимо желаний и воли людей, то средства их разрешения существуют в виде осознанных, взвешенных и вместе с тем целеустремленных усилий социальных субъектов, будь то индивиды или группы.

Для того чтобы возникшие конфликты обнаружили весь свой деструктивный потенциал, достаточно предоставить событиям возможность разворачиваться самопроизвольно. И напротив, если необходимо конструктивное использование социальных конфликтов на благо общественной системы, требуются огромные духовные, энергетические, деятельностные, материальные затраты. Обнадеживающим обстоятельством является в данном случае то, что эти затраты и усилия ни в коем случае не будут тщетными. Социальная система непременно окажется в выигрыше. Она значительно повысит степень своей адаптивности, интегрированности, цивилизованности.

Современная социологическая теория активно трудится над выработкой типовых моделей разрешения социальных и в том числе морально-правовых конфликтов. В этих моделях универсальность сочетается с учетом специфики многих конкретных особенностей, присущих субъектам конфликтов и движущим ими мотивам. Заинтересованным сторонам предлагаются различные варианты всевозможных моделей, прошедших научно-практическую апробацию.

Логика развертывания конфликта может радикально изменить свою направленность, если: а) изменяется поведение одной из сторон; б) изменяется поведение обеих сторон; в) происходят изменения в социальной среде, где протекает конфликт.

Среди многообразия существующих способов разрешения конфликтов можно выделить три основных: 1) односторонний, предполагающий подавление одной стороны и соответствующее возвышение другой; 2) обоюдо-компромиссный, когда взаимные уступки сторон приводят к взаимоприемлемой конвенции; 3) интегративный, то есть опирающийся на практику отыскания новых, нетривиальных, для многих неожиданных возможностей, устраивающих обе стороны конфликта.

Но в любом случае участники конфликта обязаны проделать серьезную аналитическую работу по самоуяснению своей роли в его возникновении, протекании и возможном разрешении. Эта работа будет складываться из нескольких принципиально важных компонентов: I) гностического (анализ конфликтной ситуации в целом и вариантов возможного поведения); 2) аксиологического (оценка практикуемых и вероятных поведенческих стратегий с позиции их морально-правовой приемлемости; 3) экзистенциального (соотнесение всего происходящего с главными жизненными смыслами, с тем, насколько оно вписывается в их экзистенциальные координаты); праксиологического (принятие взвешенных решений и их практическая реализация).

Для тех, кто непосредственно отвечает за поиск средств цивилизованного, продуктивного разрешения конфликта, всегда важно учитывать существование так называемого "принципа социальной дополнительности". Именно он позволяет видеть не только то, что разделяет противников, но и замечать возможность строительства "моста", способного соединить противоположные берега. Всегда объективно существует возможность для сопряжения различных, кажущихся на первый взгляд несовместимыми противоположностей, будь то страсти и разум, свобода воли и диктат необходимости, желание лидировать и обязанность подчиняться и т. д.

Если в обществе существует атмосфера открытости и господствует практика диалогического общения, то индивидам или группам, оказавшимся по воле обстоятельств участниками конфликта, будет не так уж трудно перейти от противостояния к диалогу как обоюдоприемлемой форме цивилизованной борьбы интересов.

Важную роль в урегулировании социально-правовых конфликтов играют правоохранительные органы. Они обладают для этого особыми полномочиями. В их распоряжении находятся специальные средства, позволяющие приостанавливать те социальные конфликты, которые приобрели чрезвычайную остроту и начали угрожать достоинству, здоровью и жизни не только их участников, но и окружающих. Работники правоохранительных органов имеют право в подобных ситуациях применять физическое принуждение по отношению к тем, кто не подчиняется их требованиям.

Деятельность сотрудников милиции (полиции) регламентируется специальными законами и уставами и требует соблюдения принципа формального юридического равенства всех перед законом. Однако, как свидетельствуют американские социологи, отношение полицейского к правонарушителю может существенно варьироваться в зависимости от множества самых разных внеюридических факторов. Оно зависит от того, как выглядит задержанный, к какому социальному слою принадлежит. Полицейский ведет себя по-разному в случаях, когда молодой правонарушитель имеет неряшливый вид, и когда он симпатичен, когда он ведет себя нахально и когда признает свою вину, когда он негр и когда это состоятельный белый и т. д.

Но в принципе, кем бы ни был человек, подозреваемый в совершении преступления, сколь бы экстремальной не была возникшая конфликтная ситуация, полицейским запрещено предпринимать все, что не разрешено законом. В этом состоит отличие их положения от положения рядовых граждан, которым в цивилизованном государстве разрешено все, что не запрещено законом.

Превысив свои полномочия, работники правоохранительных органов сами окажутся в конфликте с универсальным требованием защиты прав человека. А это недопустимо, поскольку в результате подобных нарушений степень конфликтогенности общественных отношений будет не уменьшаться, а, напротив, возрастать. Любое нарушение установленной законом меры допустимого принуждения является уже произволом и насилием и оказывает деструктивное воздействие на социальную систему, ставит работников милиции в конфликтные отношения с законопослушными гражданами.

Американский писатель-фантаст Айзек Азимов сформулировал три принципа, определяющих поведение робота. Они представляют значительный интерес для всех, чья профессия предполагает социальную работу с людьми, в том числе и для сотрудников полиции и милиции. Первый принцип: робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред. Принцип второй: робот должен повиноваться всем приказам, которые отдает человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат первому принципу. Третий принцип: робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в какой это не противоречит первым двум принципам.

Перефразируя Азимова применительно к профессиональным обязанностям сотрудника правоохранительных органов (СПО), получим следующий перечень требований.

Принцип первый: СПО не должен причинять вред людям или своим бездействием допускать, чтобы людям был причинен вред.

Принцип второй: СПО должен подчиняться приказам, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат первому принципу.

Третий принцип: СПО должен заботиться о своей безопасности в той мере, в какой это не противоречит первым двум принципам.

С целью предотвращения нарушений данных принципов деятельность милиции должна контролироваться не только соответствующими официальными, государственными инстанциями, но и широкой сетью институтов гражданского общества.

Если учитывать, что органы правопорядка — это всего лишь одна из составных частей живого социального организма, для которого внутренние конфликты являются правилом, а не исключением, то следует признать как неизбежность наличие конфликтов в этой подсистеме. Они разнообразны по характеру, формам и составу участников. Конфликты возникают между различными структурными подразделениями, например, между органами следствия и прокуратурой, между судом, определяющим меру наказания, и исполняющей его пенитенциарной системой. Имеют место разнообразные статусные конфликты между следователями и подследственными, прокурорами и обвиняемыми, судьями и подсудимыми, осужденными и сотрудниками исправительных учреждений.

Можно утверждать, что работа в органах правопорядка — это настоящая школа конфликтного общения с почти непрерывным тренингом умений и навыков социально-профессионального поведения в ситуациях ролевых конфликтов. В этих конфликтах в полной мере проявляются как общие признаки социальных конфликтов, так и их специфические, сугубо юридические особенности. От того, насколько хорошо профессиональный юрист, стоящий на страже правопорядка, владеет представлениями о стратегии и тактике цивилизованного конфликтного поведения, от того, насколько высок уровень его коммуникативной культуры, зависит очень многое, начиная с состояния социального порядка в государстве и вплоть до личной профессиональной судьбы смого юриста.